Тимошенко дочери: «Подготовь бабушку к мысли о том.что я с тюрьмы не выйду…» Le Monde (Франция)

Следователей двое; они оба приходят в тюрьму каждый день в два часа дня. Входят в камеру 242, на втором этаже, устраиваются за столом, на котором лежит стопка документов. Уходят иногда через полтора часа. Но чаще часа через четыре. Все это время они сидят, подняв воротник куртки: ледяной воздух беспрепятственно проникает в шестнадцатиметровую комнату через щели в оконной раме. В этой камере находится 51-летняя Юлия Тимошенко, бывший премьер-премьер Украины. Она лежит, вытянувшись на койке, с распущенными волосами, укрывшись одеялом по самые плечи, руки в перчатках. «Я больна, вы не имеете права приходить сюда», — говорит она им. «Сожалеем, но у нас есть разрешение тюремной администрации», — отвечают следователи. Завязывается диалог в духе Кафки. «Вы отказываетесь с нами разговаривать». «Я не отказываюсь, но я нездорова». «Значит, будем вести допрос…». И сотрудники правоохранительных органов тщательно заполняют бланки документов. «Вы ведете себя как бандиты», — время от времени Сергей Власенко, адвокат задержанной, присутствующий при допросах, не может сдержать своего возмущения. «Мы делаем свою работу, у нас есть разрешение».

Вот уже три месяца знаменитая белокурая коса противницы правящего режима украшает койку в Лукьяновской тюрьме, что в четырех остановках метро от центра Киева. В чем преступление Юлии? В 2009 году она вела переговоры с Россией, в результате которых было заключено соглашение по газу, которое ныне расценивается как невыгодное для Украины. Приговор прозвучал 11 октября: семь лет тюрьмы. На Западе это вызвало шок. Правительства западных стран выступили с разоблачением «политического процесса» и потребовали освобождения заключенной. Брюссель даже угрожал остановить сближение страны с Европой, отказавшись давать согласие на соглашение об ассоциации, переговоры о котором ведутся уже многие месяцы. Выразила удивление и Россия. «Юлия Тимошенко никогда не была моим другом, но я не понимаю этого приговора», — обронил премьер-министр Владимир Путин. «Она в тюрьме, потому что ее боятся!» — считает Сергей Власенко. Паранойя, достойная советских времен. На другой день после объявления приговора власти начали против нее четыре новых судебных процесса. Чтобы увеличить ее наказание еще на десяток лет и уже навсегда убрать ее с политической сцены.

Ибо «преступление» Тимошенко – в другом. Она – воплощение, последний символ оппозиции в стране, по величине равной Франции, обретшей после развала СССР независимость. Сопротивления, зародившегося в декабре 2004 года в ходе оранжевой революции. В то время толпы на улицах Киева вопили, что с них довольно власти режима аппаратчиков, состоящих на службе у Москвы. Тимошенко, бывшая некогда владелицей газовой компании, со своим красноречием, харизмой, нарядами от Луи Виттона возглавила эти толпы. Она пообещала положить конец власти мафиозных структур и добиться сближения с Европой. «Оранжевые» руководители пришли к власти. Она была на вершине славы, ее обхаживали западные правители, в списках Forbes она занимала третье место среди самых влиятельных женщин в мире.

Однако разочарование наступило быстро. Грызня в верхах, эндемическая коррупция… В феврале 2010 года Тимошенко проиграла Виктору Януковичу на выборах. Президентом стал 61-летний ставленник клана, потерпевшего поражение шесть лет назад. Эта неудача «украинской Жанны д’Арк» на выборах обернулась кошмаром.

Тимошенко в камере уже целый месяц страдает от ужасных болей в спине, которые приковали ее к ее тюремному ложу. «У нее эта проблема бывала и раньше во время поездок», — говорят люди из ее окружения. За тем исключением, что сегодня тюремный холод усугубляет ее состояние. «Я принесла ей одеяла и теплую одежду, но этого недостаточно», — говорит ее 31-летняя дочь Евгения; после трех недель запрета ей снова разрешили посещать мать. «Она похудела на пять килограммов, я боюсь за ее жизнь», — едва слышно выдохнула она. Тем более, что у Юлии появились странные симптомы: красные пятна размером с монету на руках и на ногах, кровотечения из носа, головокружения; недавно левая рука утратила прежнюю гибкость. Однако возникла другая проблема. Заключенная отказывается сдать кровь для анализа. «Она боится, что с ней что-нибудь сделают», — говорит Юрий Сухов, один из ее адвокатов. Она не может забыть попытки отравить диоксином бывшего президента Виктора Ющенко во время ужина с представителями спецслужб, накануне оранжевой революции. Намеченной жертве удалось избежать смерти, однако лицо его навсегда осталось обезображенным после воздействия яда. «Я не покончу жизнь самоубийством», — предупредила Тимошенко в письме, которое она вручила своим защитникам.

Затем она потребовала визита своего личного лечащего врача. Безрезультатно. Он может присоединиться к медицинской бригаде, но должен держаться на расстоянии нескольких метров от нее. «Он мог бы дать ей лекарственные препараты с целью вызывать ухудшение состояния здоровья, чтобы поставить нас в положение обвиняемых», — оправдывает это решение депутат Инна Богословская. Она контролирует проведение новых расследований. «Они делают все, чтобы сломить ее дух», — говорит в отчаянии ее дочь Евгения.

Крошечная будка. Это правда, процесс Юлии Тимошенко заслуживает того, чтобы фигурировать в анналах сталинской эпохи. Прежде всего, по степени жестокости: заключенную разбудили в 5 часов утра, к 6 часам привезли в суд, где держали ее в крошечной стеклянной будке до начала судебного заседания… девять часов». «Она коленями упиралась в перегородку, — вспоминает ее адвокат Юрий Сухов. Позаботились и об атмосфере. Первые дни заседания суда начинались при удушающей жаре. Одному из адвокатов даже стало плохо, и его пришлось отвезти в больницу. «Я думал, что умру от обезвоживания, — рассказывает Жозе Мануэль Пинто Тейшейра (José Manuel Pinto Teixeira), глава представительства Европейского Союза, присутствовавший на заседании суда. Потом, вдруг из вентиляционного отверстия кондиционера, словно случайно расположенного как раз напротив затылка Тимошенко, стала поступать струя ледяного воздуха, так что замерзшей подсудимой пришлось надеть пальто. Другие нарушения: фальсифицированные документы, иногда датированные 31 числом месяца, в котором всего 30 дней. Двадцать восемь свидетелей защиты получили отвод без объявления причин, зато тридцать восемь свидетелей обвинения были внимательно заслушаны.

И, наконец, последний акт этой постановки: судья Родион Киреев. Молодой – ему 31 год — неопытный судебный работник, попавший на судейскую скамью из отдела статистики одного из районных судов города Киева. Он явно чувствует себя неловко, его уши краснеют от волнения, правая бровь судорожно подергивается, на лице выступают капельки пота. «На его месте я бы уже подалась в монастырь», — говорит президент ассоциации украинских судей Екатерина Тарасова. «Я сильно опасаюсь за его жизнь, — добавляет адвокат Сергей Власенко, — ведь однажды ему придется назвать имя того, кто приказал ему объявить приговор». Представ перед ним, Тимошенко неистовствует. «Ваша честь, — бросает она ему, не вставая с места, — как вас мать воспитывала? Такой молодой и уже без совести! Вы представляете мафию!» В последний день, когда он уже третий час зачитывал приговор, она поднялась и обратилась с речью к своим сторонникам, перекрывая бормотание судьи: «Будьте сильными, не бойтесь этого авторитарного режима!»

Все не так просто. С высоты своего двухметрового роста президент Виктор Янукович проводит большую чистку. Пятнадцать бывших членов кабинета Тимошенко стали объектом преследований. А бывшие министры внутренних дел и министерства обороны уже оказались за решеткой. Зато этот человек приблизил к власти своих друзей, выходцев из русскоязычного района Донбасса. Начиная со своего сына Александра, сорокалетнего зубного врача, ставшего его теневым советником. Он подчинил себе и телевизионные каналы, до сих пор так любивших разные ток-шоу. Два канала принадлежат его друзьям-олигархам, третий – руководителю СБУ, украинских разведслужб. «Он нам предлагает путинское телевидение», — констатирует ситуацию журналист Сергей Лещенко из «Украинской правды». И, чтобы ни с чем не разбираться, Янукович ведет себя как дилетант: приезжает во дворец к 10 часам, уходит в четыре часа дня. Все остальное время он посвящает охоте, теннису и караоке в своем огромном владении, занимающем 135 гектаров, стоимость которого, по оценкам, превышает сто миллионов евро, приобретенном при подозрительных обстоятельствах. Дело Тимошенко? «Это он принял решение содержать ее под стражей, вопреки мнению некоторых людей из своего окружения, — подчеркивает Олег Рибачук, бывший глава администрации президента. – Потому что она по-прежнему пользуется популярностью и могла бы победить его на будущих выборах».

Конечно, блондинка Юлия далеко не святая. «За ней много грехов «Ее подозревают в том, что тогда она оплатила убийство депутата», — Инна Богословская, ответственная за работу комиссии по расследованию, доходит и до такого утверждения. «Нет никакой охоты на ведьм – а вот ведьма есть!» — добавляет она, затачивая карандаш.

Еще по теме: в основе мучений Тимошенко — российский заговор

Камера кишит насекомыми. В настоящее время заклятый влаг украинских властей с трудом двигается. Она уже давно отказалась от часовых прогулок в тюремном дворике. Она встает только для того, чтобы согреть воды и ополоснуться над парашей теплой водой. Затем весь день читает документы обвинения, библию или последнюю книгу Харуки Мураками. Иногда кидает взгляд на телевизор, который передала ее семья. Наконец, выражает сочувствие двум своим сокамерницам, бывшим муниципальным служащим, обвиняемым в коррупции. Одна из них посвятила ей поэму. Другая по ее просьбе бросила курить.

Но притеснения продолжаются. Ночью 23 ноября охранники разбудили Юлию в 4 часа и отвезли в больницу для каких-то анализов. Шокирующая сцена. Ее волокли, вместо того, чтобы везти на каталке. «Все в норме», — выдали власти заключение после осмотра. Через два дня — новое издевательство: ее переводят в другую камеру. Еще более холодную, сырую, кишащую паразитами. Цель? Не дать ей услышать концерт, который ее сторонники устроили под стенами тюрьмы в честь дня ее рождения. Есть из-за чего появиться нехорошим предчувствиям. В тот день она шепнула дочери: «Подготовь бабушку к мысли о том, что я из тюрьмы не выйду»

Реклама
Both comments and trackbacks are currently closed.
%d такие блоггеры, как: