АНТИМАЙДАН: РЕПОРТАЖ С МАРЬИНСКОГО ПАРКА

Как известно в Киеве успешно функционируют Евромайдан — на Майдане Незалежности, и Антимайдан — под усиленной охраной милиции, Беркута и почасовой оплатой сторонников власти

Я умышленно воспроизвожу заметки участника Антимайдана, решившего в условиях безработицы украинкой провинции хоть немного заработать

Когда в стране происходят различные политические преобразования, что сопровождаются избирательными кампаниями, митингами, или даже революциями, всегда появляется возможность для простого человека заработать лишнюю копейку. Так в 2013-2014-м году в стране, помимо обычных платных протестантов даже появилась новая, своеобразная, при этом весьма востребованная профессия – «титушка». Это когда парни спортивного телосложения, либо с тюремным прошлым (так как спортсменов на всех не хватает), помогают властям устраивать провокации против настоящих митингующих, бьют их и запугивают.

В нашем материале речь пойдет о черниговце, который, как и сотни жителей нашего города, решил подзаработать на поездках в Киев, в Мариинский парк. Именно там уже много недель подряд размещается так называемый Антимайдан, в поддержку действующего президента.

Сразу оговоримся, что Виталий, так зовут нашего героя, не является криминальной или маргинальной личностью. Парню 27 лет, он уже 4 года сотрудник не очень прибыльного СТО, расположенного на задворках Чернигова. Женат, есть маленький ребенок, супруга пребывает в декретном отпуске, и молодая семья, чтобы хоть как-то сэкономить живет с родителями. Заработки у Виталия зимой совсем плохи, бывает даже меньше 1000 гривен в месяц, а то и вовсе сидят «на бобах». Поэтому молодой человек и решился пойти на такой необычный вариант подработок.

О том, что можно съездить в Киев и «постоять за деньги» Виталий узнал от своего знакомого, который подрабатывает на стройках по всей Украине. Добираться надо было своим ходом. За день обещали платить 200 гривен (с 8 утра до 7 вечера), за вторую смену (с 7 вечера до 8 утра) еще столько же.
Первый раз поехал в столицу еще в ноябре. Отправляться надо было в 5 утра, затем в 7 утра встреча на Лесной с товарищем, а уже в 8 утра они предстали перед старшим группы. Группа состояла из 35 человек, ее возглавлял наркоман со стажем из Луганска.

В периметре Антимайдана по словам Виталия постоянно находится около 30 тысяч человек, и все они поделены на группы. Есть большие – по 100 человек, есть по 15-20, зависит от того, кто сколько наберет желающих. Те люди, что приезжали автобусами, то есть без ночевки – были отдельными группками. Их заработок при этом меньше, так как вычитывают деньги за дорогу и еще процент организатору. Расчет идет по приезду в Чернигов.
Тут мы отметим, что нашли человека в Чернигове, который до сих пор отправляет людей автобусами на Киев, а также тех, кто ездит не сам по себе, а в подобных группах, но к сожалению, даже за гонорар эти люди отказались общаться. Возможно, захотят позже, когда поездки, а значит и источник денег – исчезнет.

Когда попадаешь туда, испытываешь своеобразный удар по психике, продолжает Виталий. Нормальный человек там долго не выдержит. В начале, мне казалось: да, что там постоять пару дней, зато хоть несколько сотен привезу семье, но не так все просто.

Во-первых вокруг царит гнетущая атмосфера, большинство людей – это самый низ общества, ты как бы сразу оказываешься на самом что ни на есть дне. Здесь и зэки и наркоманы, и гастербайтеры со всех уголков страны, цыгане, воры и бомжи. Я за все время не видел ни одного человека, кто бы действительно приехал туда за идею.
Когда на сцене выступали депутаты от Партии регионов – со стороны «публики» было гробовое молчание и старшие групп никак не могли добиться того, чтобы люди делали хотя бы подобие поддержки – то есть выкрикивали лозунги, хлопали, кричали. Они тупо смотрели в пространство перед собой или общались друг с другом, максимум могли подержать флаг партии. Видя такой ход событий, организаторы привезли запись с шумом голосов и аплодисментами, подключили к колонкам и включали трек, когда приезжали нужные журналисты. Чтобы была картинка для телека.

Тех, кто там находится, старшие откровенно, в лицо называют рабами. Допустим, если кто-то выражает свое недовольство, то ему говорят: «Не нравится, вали отсюда нафиг, ты – тело, просто раб, который приехал сюда за деньги, где ты еще достанешь 8000 гривен в месяц?» И это ощущение того, что тебя считают полным ничтожеством, именно рабом – постоянно витает вокруг. При этом переживаешь сильнейшее унижение, как личность.

Это проявляется буквально во всем, и на бытовом уровне в том числе. Например, всех кормят каждый день одной и той же едой – гречневая каша с тушенкой. Но это только название, на самом деле на вкус это какое-то мерзкое месиво. Хлеб или печенье – были редкостью, вместо чая – подкрашенная в коричневый цвет вода, отдающая ярким запахом хлорки. Бывало, что даже и такой пищи на всех не хватало.

Место для ночлега это отдельный разговор. Первые дни Антимайдана в парке расположили несколько палаток, причем не все они были с обогревателями. Вместо кровати – деревянные поддоны. При этом занять поддон – удача. Иначе всю ночь просидишь сидя на корточках в холоде. В 4-х местные офицерские палатки набивалось по 30 человек. Представьте этот запах и моральное состояние.
При этом мне приходилось спать вполглаза, так как на территории парка постоянные кражи всего чего угодно: это и мобилки с зарядками, одежда и даже обувь. Не раз с мужиков снимали ботинки, дубленки, куртки, в общем, все, что плохо лежит.

В нашей группе, было несколько цыган. Я сперва относился к ним с осторожностью, но они уверили меня, что своих не трогают и у них не воруют. И так оно и было. Во время сна они охраняли нас – мы сторожили их. Один из цыган из нашей группы украл хорошую дорогую дубленку, снял с мужчины из отдаленной палатки. Чтобы вещь не опознали, он ее порезал ножом и так ходил все время. У него не было теплых вещей с собой, и он украл ее, чтобы согреться.

Помню, когда приезжал один «шишка» из СБУ, чтобы выступить, «Беркут» расчищал ему дорогу к сцене. При этом били дубинками и расталкивали всех подряд и орали на людей, с которыми до этого нормально общались. Вот такое скотское отношение.

Когда печки были еще не во всех палатках, и людей что на улице, что внутри палаток просто трясло от холода, милиционеры ставили себе бочки, где разжигали огонь для согрева. Некоторые милиционеры подпускали людей погреться, а некоторые загораживали бочку собой и отталкивали тех, кто не в форме.

На удивление я ни разу не слышал о случаях поножовщины, драк и прочее. И это, при том, что люди постоянно употребляют алкоголь в приличных дозах, наркотики и все что угодно. У всех свои характеры, у многих криминальное прошлое. Сложно сказать, что их больше сдерживало – оцепление из милиции или то, что в случае драки тебя сразу же вышвыривают за периметр без денег.

Сам парк ныне пребывает в плачевном состоянии. Его конкретно загадили. Повсюду валяются бутылки из под водки, пластиковая тара, пакеты, огрызки, шприцы. Те 100 биотуалетов, что стоят в парке отвратительно грязные, в них невозможно зайти. Молодые деревья сломаны, лавочки двигают по всему парку. В общем, мрак…

Супруга и мама звонили мне постоянно, чуть ли не каждый час, очень волновались за меня.

Еще в начале майданных событий можно было выбраться за периметр, если у тебя нормальный старший группы. Он подходил к ментам, которые охраняли отдаленную часть парка, и просил отпустить, а затем впустить ребят. Мы в первый же день удрали на обычный Майдан. Там смогли нормально покушать, пообщаться с людьми и увидеть как у них.

Это была разительная разница, я вам скажу. На Майдане было видно, что люди стоят за идею и относятся к любому, кто туда придет по-человечески и уважительно. Нас накормили горячим вкусным супчиком. Сделали чай, и не вонявший хлоркой, а нормальный с пакетиком в стаканчике и даже с лимночиком! Товарищу дали выбрать шарфик из тех теплых вещей, что принесли люди, какой-то мужчина в форме казака, что проходил мимо, заметил, что у моего друга простуда на губах. Он остановил его, достал из кармана какие-то таблетки, что-то типа герпевира и пожелал здоровья.
Никто ни за кем не следит, не командует, не оскорбляет. Единственное, что на проходной смотрят, чтобы человек был трезвый. Повсюду царит дружелюбная атмосфера. Есть несколько полевых кухонь. Также одна, где готовят бутерброды и чай, на складах очень много разнообразной еды.
К сожалению, застать концерт или выступление кого-то из публичных личностей типа Кличко или Тягныбока нам не удалось, но все увиденное произвело на нас очень положительное впечатление.
Еще помню случай, когда мы пришли в здание КМДА волонтеры, приняв нас за своих, попросили отнести два мешка с луком на полевую кухню. Они даже не спросили как нас зовут, мы могли спокойно уйти с этим луком в хостел, который снимали и никто бы нас не остановил. Конечно, мы не собирались так делать, но после Антимайдана это был яркий контраст для меня.

Здесь Виталий уточняет, что хостелы в Киеве буквально забиты под завязку на данное время. В том числе и людьми с Антимайдана, которые снимают там кровати за 50 гривен, не столько, чтобы переночевать, так как за ночь тоже платят деньги, но чтобы помыться и привести себя в порядок.

На вопрос о том, что же поразило черниговца больше всего на Антимайдане, он ответил, что это не грязь, не еда и даже не палатки с поддонами, а когда он увидел, как зэки командовали киевской милицией, стоящей в оцеплении.
Я никогда прежде не видел, чтобы зэк вот так запросто мог послать мента матом, толкнуть его в сторону, или отдавать какие-либо приказы. И они молча и покорно, без возражений их слушаются при этом. Не огрызаются. Эти зэки, не входили в платные группы, где состояли люди, вроде меня. Они были как бы отдельно, как смотрящие за периметром и за ситуацией внутри. Да, конечно, у них на лбу не написано, что они сидельцы – но это даже и ребенок бы понял, тут не надо доказательств. Именно эти люди по-настоящему там контролировали ситуацию, они давали всем понять – что они главные, главнее милиции, беркута, и прочих организаторов.

Кстати, были случаи невыплаты денег. Одну группу под 100 человек, где люди простояли 2 суток, то есть каждый из них заработал по 1000 гривен, кинул на деньги их старший. Он уверяли их, что вот-вот отдаст наличные, а в итоге исчез. И такие случаи там нередкие, можно сказать постоянно. Старших никто не контролирует – им выдают деньги и все. А уже задача тех, кто состоит в группах не выпускать своего старшего из поля зрения.

Я тоже попал на такого кидалу. Второй раз поехал уже в декабре, спустя 2 недели после первой поездки. Нас было 5 человек, все черниговские. Три дня мы находились в хостеле, ждали «работу», потратили по 150 гривен каждый на проживание. В то время проходили ротации на Антимайдане, и новые люди были то нужны, то не нужны. В итоге, когда работа появилась и простояли день, то нам не заплатили. Еще и по 50 гривен остались в минусе.
Затем пошли события на Грушевского и моя семья была категорически моих дальнейших поездки, да и самому уже не хотелось.

Отмечу, что во вторую мою поездку ситуация с палатками на Антимайдане стала лучше. Поставили более вместительные, в каждую – по тепловой пушке, розетки, чтобы зарядить телефоны, новые поддоны, пледы в упаковках, матрасы. Правда, просили не ложиться в обуви, и чтобы в палатках была чистота, так как придут журналисты и будут все снимать.

Сам я и моя семья против Януковича и нынешней власти, мы искренне поддерживаем Майдан. И очень переживали всей родней, когда по телевизору показывали, как издеваются над людьми, похищают их и калечат.

Я надеюсь, что все закончиться хорошо, мы будем жить в нормальной стране. И я наконец открою свое дело, о котором давно мечтаю. Не хочу работать на хозяина за копейки, который в погоне за прибылью даже не оформляет бизнес официально, не платит налоги, а из-за этого и мы, рабочие не имеем никаких прав. Я бы хотел заниматься любимым делом легально, добиться успеха, и делать для людей качественную работу из качественных материалов и по нормальной цене, а не так, как диктует хозяин. Но пока не решаюсь сделать это, – заканчивает нашу беседу Виталий.

Gorod.cn.ua

Киев, Марьинский Парк

Реклама
Both comments and trackbacks are currently closed.
%d такие блоггеры, как: