АЛЛА ШЕВЧУК: КАК МИ ПРОДУКТЫ В КРЫМ ВОЗИЛИ

Предостерегаю ехать автомобилем в Крым всех жителей центральной и западных областей Украины – это просто опасно для жизни.

На днях мы вернулись из «экспедиции» в южную часть Крыма – Симферопольский район. До сих пор не могу прийти в себя…
Центральные каналы показывали народных депутатов, которые якобы побывали в военной части в селе Перевальном в тот день, что и мы. Но я точно знаю, что там никого не было, кроме нас. Также они говорили, что ездили в Крым на машинах. Это неправда – трасса на полуостров с «большой земли» только одна, а на ней орудуют террористы-спецназовцы. Представителей нынешней власти из столицы или нардепов — вчерашних оппозиционеров, они бы просто расстреляли. Мы в этом убедились.

Мы возили продукты в заблокированную 36-ю бригаду береговой обороны. Это в южной части полуострова. Инициатором был житомирский политик Николай Рудченко. Он со своими коллегами по партии скинулись деньгами, закупили сало, чай, тушенку, сигареты, фирма «Рудь» помогла маслом, «кондитерка» предоставила печенье и конфеты. Герой Украины Владимир Дидковский выделил 500 кг сахара, большую финансовую помощь оказали командир 8-го армейского корпуса генерал-лейтенант Петр Литвин, руководитель энергетической компании Анатолий Левицкий, главный лесничий области Владимир Ткачук. Всего продуктов собрали на 50 тысяч гривен. Узнав, для чего Рудченко 100 кг сала, продавцы на базаре собрали еще 200 кг и попросили, чтобы завез помощь и от них. Это очень растрогало, женщины-продавщицы плакали, со страхом говорили о войне, которую Украине навязывает Путин, и выражали свое восхищение украинскими солдатами, которые уже вторую неделю находятся в блокаде. Среди них много ребят из Житомирщины. «Всех детей одинаково жалко», – отметили женщины на рынке.

Участие в акции принял сын Рудченко – Юрий, депутат Коростенского райсовета. Он привез крупы, вермишель, чай и несмотря на отговоры отца, не внял им и поехал с продуктами на второй машине. Нас ездило пятеро: два Рудченка, депутат облсовета Валерий Сосуля, оператор областного телевидения Игорь Грач и я.

Границу автономии мы пересекли рано утром, был густой туман, видимость никакая. Нас остановили на украинском блок-посту неподалеку от Армянска. Военных немного, вооруженные, с обеих сторон стояла военная техника, трактор с ковшом копал траншею…

Солдаты поздоровались, проверили документы у Николая Рудченко (он был за рулем), спросили, куда мы направляемся, и пожелали хорошей дороги.

Далее, через километра три, из тумана вынырнули высоченные баррикады – это был российский блок-пост, так называемая «крымская самооборона». «Картина маслом» – палатки, полевая кухня, российские флаги. Флагов было с десяток, среди них, один, как сирота, наш государственный. В тумане было трудно разглядеть всех «защитников», может 200, может 300 человек, вооруженных до зубов – у каждого в руках автомат, заряженный боевыми патронами, у нас на глазах обстреляли автомобиль, который не сумел мгновенно остановиться. Каждый автомобиль останавливают военные – 3-5 человек, нацеливая дула автоматов на лобовое стекло. Понятно, что в такой ситуации можно не просто растеряться, а получить сердечный приступ…

Мы видели ручные гранатометы, закопанные в землю БТРы, с обеих сторон полигоны с траншеями, большое количество армейских автомобилей, российских военных – сотни… Каждого из нас обыскали по три раза, у оператора хотели отнять камеру, мы едва уговорили не делать этого. Съемку запретили под угрозой разбить камеру. Мне удалось сделать несколько снимков фотоаппаратом, который я спрятала в пакете, а сверху положила женское белье.

Наши автомобили окружили русские, судя по своеобразной манере разговаривать. Военные были без шевронов и погон, в разном камуфляже: в сером, зеленом, синем, в однотонном черном, были среди них кубанские казаки, были и похожие на титушек.

Пока проверяли машины на наличие «оружия и запрещенных предметов», а это заняло минут 40, нам читал проповедь один российский спецназовец уже почтенного возраста. Он рассказывал об истощенных ресурсах Европы, о том, что «Россия кормит весь мир, а без газа и нефти все экономики рухнут, Украину хотят сделать ресурсным придатком Европы и глупцы-украинцы этого не понимают».

Резюмировал так: «Бандеровцы, фашисты, неадекватные люди захватили власть в Киеве. Мы их не потерпим у себя под носом. Коричневая чума идет с Запада Украины. Они там неполноценные. Это доказано наукой, там нехватка йода в воде, и дети рождаются с проблемами в умственном развитии».

Мы были вынуждены слушать эти бредни, ведь только что у нас на глазах боевики-«миротворцы» обстреляли автомобиль, а перед этим российский спецназовец рассказал, что многократно воевал в «горячих точках», о «нацистах, которых, как жидов пархатых, надо стрелять», и продемонстрировал автомат и боевые патроны. Очевидно, в свое время он выполнил миссию против «жидов пархатых», а теперь «миротворит» в Украине.

Нам категорически заявили, что с продуктами не пустят. Пошли искать старшего. На удивление, «старший» оказался украинцем, который, очевидно, служил когда-то в государственной охране. Он узнал Николая Рудченко и тот уговорил его пропустить нас… Так мы оказались в Крыму. В центре Армянска стоял расстрелянный пустой автомобиль, а вокруг кипела условно мирная жизнь…

До места назначения добрались без приключений, «парадные» ворота части были заблокированы русскими военными, командир по телефону объяснил нам, как окольными путями можно заехать на территорию бригады береговой обороны. Продукты мы доставили, как оказалось, чуть ли не ценой собственной жизни. Но это поняли чуть позже.

В бригаде служат и ребята из Житомира. Офицер части Владимир Данилюк тоже имеет житомирские корни, но уже давно живет в Крыму. Конечно, все были очень рады нам и тем, что мы привезли, были просто приятно шокированы. Наши рассказали, что они мирно сосуществуют с русскими, потихоньку делятся с ними продуктами и питьевой водой и даже в баню их водят. Мы сделали вывод, что житомирскими продуктами поделятся и с россиянами, а как же по-другому. Между военными несогласия нет, они ждут не дождутся, когда примирятся политики… Надеются, что воевать друг с другом не придется.

Удалось пообщаться и с местными жителями тоже. Коротко: власть в Киеве они считают нелегитимной, убеждены, что после референдума жизнь наладится и они заживут счастливо и богато. На мой вопрос, какие вопросы будут выносятся на референдум, никто не смог ответить.

Российские военные на контакт не шли, но и угрозы с их стороны не чувствовалось – это преимущественно ребята 20-25 лет.

Но какая опасность нас ждали на обратном пути – это сюжет для боевика…

Подъезжая к российскому «миротворческому» блок-посту, Рудченко высказал предположение, что на обратном пути проверять нас не будут. На первом автомобиле, в котором ехал Юрий Рудченко и Валерий Сосуля, были очень загрязненные номерные знаки и им удалось проскочить. Мы ехали через несколько автомобилей позади них. С беспрецедентной жестокостью под дулами автоматов спецназовцы в балаклавах вытащили нас из автомобиля, называя «бандеровцами» и «фашистами», выбросили вещи и угрожали расстрелять. Причем, вариант был только один: не побить, не поиздеваться, а именно расстрелять. Все трое беркутовцев говорили именно это. Мы пришли к выводу, что это те, кто воевал в Киеве со студентами, а затем с майдановцами – их отпустили НЕ наказав, а они перешли на сторону крымской самопровозглашенной власти.

У одного водителя, который ехал сам, забрали бус без всяких объяснений. Мужчина стоял на обочине бледный, растерянный, испуганный. Свои террористические действия беркутовцы сопровождали нецензурной бранью, приступами агрессии. При этом потрясали боевым оружием. Нашему главному – «фашисту и бандеровцу» Николаю Рудченко приставляли к груди автомат и кричали: «Сука бандеровская», рассказывай, как вы организовали майдан, как вы нас жгли, убивали, а сейчас мы будем убивать вас»…

Нас всех зачислили в «майданутые фашисты-западенцы», видимо из-за житомирских номеров. Они выкрикивали «Журналюги – суки лживые, вас надо стрелять». Мы уже не ожидали чуда – живыми они нас не выпустят, а автомобиль отнимут, – подумала я. Вдруг откуда-то взялся еще один спецназовец (не в беркутовской экипировке) и в очередной раз стал проверять документы, он был более уравновешен и адекватен, говорил по-украински. Долго куда-то звонил, дал кому-то задачу искать фамилию Рудченко в каком-то списке, еще раз осмотрел автомобиль.

Поняв, что с ним можно говорить, мы пытались что-то объяснить о цели своей поездки. Он переговорил с беркутовцами и приказал нас отпустить. Они изъяли флешку у оператора областного телевидения Игоря Грача. Вторую флешку удалось сохранить, ее не заметили в чехле.

Нас отпустили.

Мы садились в автомобиль, а беркутовцы кричали вслед: «Передайте всем своим «майданутым», чтоб суки не ерзали в Крым, всех будем отстреливать и палить, как нас жгли на майдане». Нецензурная брань, неуравновешенность, беспрецедентная жестокость – неадекватное состояние… Все мы для них, без исключения, и в центре Украины, и на Западе – враги, «фашисты».

Теперь у меня нет никакого сомнения, однозначно, в ходе протестных акций они убивали мирных людей, пытали, отрубали головы и получали от этого кайф. Это нелюди, работы-убийцы.

Что каждый из нас чувствовал после пережитого? Ужас, реальную опасность, в которой оказалась наша страна, и каждый из ее жителей. У Рудченко-старшего случился сердечный приступ, мы едва довезли его до ближайшего населенного пункта на Херсонщине, чтобы оказать помощь. Хорошо, что сын Юрий проехал чуть раньше другим автомобилем, однозначно, он бы бросился защищать отца и нас бы точно положили автоматной очередью всех без разбора…

Алла Шевчук, Житомир

Реклама
Both comments and trackbacks are currently closed.
%d такие блоггеры, как: