Monthly Archives: Февраль 2016

АЛЕКСАНДР ШТОЛЬКО: ВКУС НЕЗАВИСИМОСТИ

  Эстонии сегодня 98 лет. Когда падают империи, летят щепки. Весьма болезненные и социально-политически ощутимые. И каждое такое разрушение империи показывает, что Ее Величество История никого, ничему не учит.

   Люди, попавшие под обломки империй до такой степени увлечены делом своих рук, что попросту не желают воспринимать уже имеющийся исторический опыт. А историю цивилизаций, как правило, читали все.

   Как ни странно, говорит журналист Александр Штолько, история Эстонской Республики и Украины в этом отношении имеют много общего и похожего…
Опуская незначительные исторические нюансы. После событий 1917 года, когда рухнула Российская Империя, на ее просторах появились как минимум две заметные государства – Эстонская Республика и Украинская Народная Республика. И если первая сразу же обнажила свои штыки против наступающих российских войск, что впоследствии получила название Освободительная война, то УНР дала слабину. Ее Первый Президент Михаил Грушевский и Центральная Рада УНР (так тогда назывался парламент) издал ряд Универсалов, (что то среднее между постановлением парламента и указом президента республики), одним из которых полностью демобилизовалась вполне боеспособная, хорошо вооруженная армия, находящаяся в распоряжении УНР. Вот с этого все и началось.

  Один из новоявленных советских «вождей» почти приказал второму «вождю»»: «Потеряв Украину — мы потеряем голову». И войска полковника Михаила Муравьева двинулись на Харьков, где провели фейковый съезд «народных депутатов» и на сфабрикованных основаниях двинулись на златоглавый Киев. А в Киеве происходили немыслимые события. Как и в Эстонской Республике того времени, здоровенные, обученные и вооруженные военные — сидели по домам и ждали «чем же это закончится».

   В бой, как в Эстонии — так и в УНР, пошли… гимназисты и студенческие сотни. Что было в Украине известно по бою под Крутами. Три дня студенческие сотни держали наступление матросов полковника Муравьева. А потом была дикая и жестокая рукопашная и много жертв, имена 30 из которых установлены. Спасибо, мальчики.… Между прочим, согласно одной семейной истории среди этих героем мог быть мой потенциальный дед. Его закололи штыком. В грудь. За то, что не сдался…
Подобные события произошло и в Эстонии. Непосредственный участник тех событий» написал трилогию, по которой были сняты фильмы « Имена в камне» и «Жаркий декабрь»

   А судьба полковника Муравьева не менее трагична. Когда он понял с кем связался — то поднял в ружье свои войска, примкнув к восстанию, эсеров. При задержании был убит чекистами.

   В Эстонии также первыми в бой пошли гимназисты и добровольцы. Из своей необученности, как и в Украине, подавляющее большинство погибли.

   Затем в дело вмешалась Германия изрядно ослабившая силы Москвы, и появилась ЭР и стабильная власть в УНР… В последней, потом, произошла чехарда власти — Петлюра-Скоропадский — и УНР пала, а в стране началась
гражданская война с участием батьки Махно, атамана Григорьева и других известных и малоизвестных исторических персонажей… Которые, кстати, тоже строили свое государство и, весьма, неплохими социальными идеями. Все было сметено большевиками…

   Эстония же выстояла до конца 30-х годов. Не смотря на мятеж 1924 года и иные неприятные для страны провокации большевиков. А потом в Эстонии произошло то, что политологи называют «диктатурой Пятса». С высоты прошедших десятилетий, трудно судить – была ли это диктатура? Константин Пятс, которого в 1990-х назвали « святым Константном», попросту пытался строить независимою, нормальную страну. При этом запретив деятельность прессы и политических партий, один в один продублировав шаги Грушевского. Была у них общая ошибка – Пятс полностью отмежевался от Союза участников освободительной войны (вапсов) и, отдав под суд около 200 из них, и запрет выхода печатной прессы.

   Грушевскому это помогло мало – Украина была оккупирована, сам же Грушевский бежал за границу. Затем, правда, поверив заверениям большевиков – вернулся. Даже стал академиком Украинской академии наук и ее президентом. Затем последовала его смерть от незначительной операции и арест всей семьи.

   У Константина Пятса, славящегося своим революционным прошлым и решительностью – была страшная судьба. Когда в 1940 году в Эстонию вошла РККА, он был арестован и… коммунисты не знали, что с ним делать. После некоторого пребывания в вполне комфортных условиях он был осужден без приговора и помещен в психиатрическую клиникуПриговор был вынесен лишь 20 лет спустя после суда. Сталин, с которым в далеком 1910 году он сидел в одной камере в Крестах, скорее всего не знал, что с ним делать.

   Кончил свои дни Константин Пятс в отдаленной от центра психиатрической клинике, а в 90-х прах был перезахоронен в Эстонии, что вызвало раздражение официальных властей РФ. Дети Пятса также были репрессированы.

С Днем Независимости Эстония!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С Днем Независимости, Эстония!!!

 

Реклама

ПРЕЗИДЕНТ ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ КОНСТАНТИН ПЯТС: СМЕРТЬ В ПСИХУШКЕ

Эта история трагична до невозможного. Константин Пятс, первый президент Эстонской Республики, пытавшийся построить маленькое, нейтральное государство был арестован чекистами — и в итоге окончил свои дни в психиатрической больнице в Тверской области. Ирония судьбы, арестованному в 1940 году Пятсу — официальное обвинение и приговор вынесли только в 1952 году — 25 лет…

Журналист Александр Штолько считает, что у Президента Пятса была  единственная фатальная ошибка. Он говорит, что Константин Пятс, отказавшись от политического сотрудничества с Союзом участников Освободительной войны,чем обрек себя на неминуемую гибель. Все дело в том, говорит журналист, что Президент Пятс — считал людей давших отпор Советской России во время Освободительной Войны и предотвративших госпереворот в Эстонии в 1924 году — чрезвычайными радикалами.Более того, около восьмисот из них были арестованы и осуждены…За попытку госпереворота…

Хотя сам Пятс фактически совершил госпереворот и узурпировл власть в Эстонской Республике — запретив деятельность всех политпартий и прессы. И сотрудничать с ними не стал, ограничившись «процессом 149», т.  е. — осудив и пересадив самых буйных коммунистов по тюрьмам — вместо уничтожения большевицкой чумы в зародыше. За что и поплатился, когда перед Второй Мировой его вынудили согласиться на ввод РККА в Эстонию и захват власти теми же коммунистами.

В начале 90-х годов Константина Пятся в Эстонии объявили национальным героем, говорит Александр Штолько, однако потом — историк Магнус Ильмъярв, заявил, что в российских архивах найдены документы о сотрудничестве Пятся с представительством Нефтесиндиката СССР в ЭР в качестве юрисконсульта с оплатой 4.000 долларов США в год. По тем временам большие деньги…Содержание документов — предупреждение о банкротстве нескольких банков, что позволило СССР вывести свои средства и политическое положение в Эстонии.

Мало кто знает как сложилась  судьба Константина Пятса, провозгласившего Независимость Эстонской Республики далее.

Предлагаем вниманию великолепное журналистское расследование о судьбе Константина Пятса.

Константин Пятс. Источник: www.estonica.or

          
               Пациент с акцентом

В декабрь 1952-го года в психиатрическую больницу имени Литвинова в поселке Бурашево под Калинином (Тверью) поступил один немолодой пациент. Врачи и санитары заметили: руководство относится к пациенту очень уважительно. Старичка «поселили» в отдельную палату № 2, медицинскими процедурами не тревожили. По-русски пациент говорил с мягким акцентом. Было видно: человек образован и воспитан, явно отличался от остальных клиентов больницы. Когда спрашивали, кто он такой, отвечал: «Я – президент Эстонии». Всерьез эти заявления больные и сотрудники низшего звена не воспринимали: подумаешь, очередной наполеон! И «Президент» стало прозвищем. Прожил в своей палате загадочный больной недолго: в январе 1954-го года он тихо скончался. Шли годы: многих свидетелей событий уже не было в живых, но несколько человек старались не забыть, где похоронен пациент.

                  Пропавший Президент

Тайна, которую знали врачи, была предана гласности в 1988-м году, когда в Бурашево вдруг прибыла группа эстонских активистов и объявила — они ищут следы первого президента Эстонии Константина Пятса, попавшего в сороковые в жернова репрессий. Рассказали про работу в архивах и безуспешные выезды на литовские, белорусские, латвийские кладбища.

Среди пыльных больничных бумаг сразу нашлось личное дело Константина Яковлевича Пятса. По поселку прокатилась новость: старичок, умерший в клинике в пятидесятых годах, не шутил и не бредил: он действительно был президентом. Получив разрешение главы поселка, поисковики вскрывали на местном кладбище могилу за могилой. Перерыли сорок пять захоронений. Опросили лечащего врача Пятса — Ксению Гусеву и записали ее рассказ на видео.

«Да, я знала, кто он такой. Это был настоящий президент и человек, которому можно было доверять. Он очень скучал по семье, хотел перед смертью увидеть сыновей, скучал по дому: конечно, мы жалели Константина Яковлевича в его одиночестве. Когда он умер, я пошла к главврачу и сказала: «Не стало президента. И, я думаю, важно предать его тело земле достойно. Ведь, может, когда-нибудь к нам придут и спросят: как вы обращались с президентом Эстонии? Как вы его похоронили?» — рассказала она. Главврач, по словам Гусевой, с ней согласился: «Нужно сколотить гроб, найти пиджак, ботинки, выбрать место. Президента мы похороним, как положено: по-человечески».

Константин Пятс в Варшаве в 1935 году. Источник: necropole.info

Одной из свидетельниц скромных больничных похорон, Евдокии Шикановой, сейчас за девяносто, но у донской казачки, в пятидесятые — сотрудницы клиники, — очень ясная память: «Константин Яковлевич был приятный человек: спокойный, интеллигентный. Ни на что не жаловался: самый обычный пациент — и все-таки в нем было что-то аристократическое. Не мог есть из общей посуды, и у него, единственного из больных, был свой наборчик. Выглядел он очень одиноким, и мы все ему сочувствовали. Представьте, когда он попал к нам, ему было восемьдесят лет. И никакой надежды на встречу с близкими и возвращение! Даже мы понимали, что судьба его трагична: хотя и представить не могли, что такое быть президентом, а потом десятилетиями скитаться по тюрьмам и психушкам. Так он и умер одиноким».

Евдокия Шиканова помнит, как искали «скороходовские» ботинки, как выбирали место покрасивее на темном кладбище. Запомнила все приметы безымянной могилы: табличек больным не полагалось. Когда в Бурашево приехали эстонские поисковики, Евдокия Шиканова поначалу вмешиваться не стала. Потом все-таки дала совет: «Не там вы, родные, копаете. Ищите березы – слева и справа: а могила между». О тех же березах вспомнила и Ксения Гусева. Подходящий участок нашли. Обнаружилась могила. Последние вопросы сняла экспертиза ДНК. Останки быстро перевезли в Таллинн, где они были торжественно перезахоронены. Глава поселка Николай Панкратьев положил на стол партбилет и лишился должности. Где-то в высоких кабинетах сообразили: в Прибалтику повезли не просто забытого старичка, а символ эстонской государственности и независимости — и испугались последствий.

            Переворот и вход во власть

Девяностые открыли много тайн биографии Константина Пятса. В Эстонии знали его первую часть жизни, в России — вторую. Пятс был наполовину русским и к тому же православным. Он родился в 1874 году в Лифляндской губернии в небольшой деревеньке в самой обычной семье. Закончил приходскую школу, духовную семинарию и наконец юридический факультет в Тартусском университете. До личного дворянства «дотянулся», послужив в царской армии. Но духовной и юридической карьеры у Пятса не случилось:

в 1905 году, в разгар революционных событий, он, редактор маленькой местной газеты «Известия», опубликовал воззвание Петербургского Совета рабочих депутатов, за что был приговорен к казни.

До революции 1917-го он отсидел год в питерских «крестах» как революционер, в 1917 оказался за «красной» решеткой по обвинению в контрреволюционной деятельности, а прибывшие в Таллинн вслед за большевиками немцы отправили Пятса в концентрационный лагерь на территории Польши.

Именно в это время Пятс, работавший в период смуты в Комитете спасения, совершил едва ли не главное дело своей жизни. 24 февраля 1918 года, когда «красные» уже покинули Таллинн, а немцы в него еще не вошли, Пятс, назначенный премьер-министром временного правительства Эстонии, зачитал манифест о независимости страны. Сегодня эта дата — важнейший государственный праздник в прибалтийской стране.

Делегация из Твери на могиле Константина Пятса в Эстонии. Фото: burashevo.ru

С 1918 года по 1940-й Пятс занимал ключевые должности и был главной фигурой эстонской политики. Премьер-министру, государственному старейшине и национальному герою простили даже вооруженный государственный переворот, который он совершил в 1934 году, чтобы не позволить националистической Лиге ветеранов Освободительной войны (вепсам) одержать победу на выборах. Вепсы предлагали радикальный проект в духе партий Гитлера и Муссолини: но был ли поступок Константина Пятса профилактикой фашизма лии речь шла о политической борьбе, устранении конкурентов? Как бы там ни было, но самых ярых подражателей НСДАП Пятс отправил за решетку, а еще ввел чрезвычайное положение, цензуру и запретил политические партии. Парадокс налицо: основатель демократического независимого государства стал фактическим диктатором в результате переворота, да еще и жестко расправился с оппозицией. Неудивительно, что в 1938 он был избран президентом.

Многие эстонцы, в том числе инициатор поисков останков Пятса Хенн Латт, считают, что переворот оказался благом и спас Эстонию в 1934 году от фашизма. Была, впрочем, версия, что переворот поддерживали в соседних Советах. Но выяснить всю правду о взаимоотношениях Пяста с советским руководством и лично Сталиным вряд ли когда-нибудь удастся.

«Сталин защищал меня, потому что мы, когда скрывались в Финляндии, обещали помогать друг другу, если кто-то из нас окажется в беде. Спасибо Сталину, что я живу»,

— так, по словам медсестры Хильде Аудре, формулировал свою позицию Пяст в 1952 году, беседуя с ней в больнице в Ямеяле.

В личном фонде Сталина хранится фотокарточка Пятса с почтительным приветствием и поздравлением: но подобных фотографий в архиве – сотни. И от репрессий отправителей это не спасло. Есть копия секретных агентурных сведений о разговорах Пятса, подтвердить подлинность которой невозможно: и в них эстонский президент отзывается о советской власти и ее руководителях уже без всякого почтения.

В 1939-м году Президент Константин Пятс разрешил создание в Эстонии баз Красной Армии. Через несколько месяцев в республике была восстановлена советская власть (в Эстонии это называют началом оккупации). Парламент сместил Пятса, а в его загородный дом пришли сотрудники НКВД.

                      Роковые письма
Пята с семьей вывозят в Уфу. Селят в отдельную квартиру «со всеми привилегиями» и приставляют трех агентов. Эстонский журналист Пекка Эрельт, ссылаясь на копии секретных документов, пишет, что в течение нескольких месяцев Пятса выводили на откровенные разговоры и вынуждали писать подробные отчеты о его недавней деятельности.

Могила Константина Пятса в Эстонии. Источник: delfi.ee

26 июня 1941 года семью арестовывают, а заодно конфискуют все имущество. В этот же день бывшего президента допрашивают двадцать три раза. Предъявляется обвинение: «Будучи президентом Эстонии, К. Й. Пятс в период действия договора о дружбе и взаимной помощи между СССР и Эстонией проводил внешнюю политику, ориентированную на Германию, экономическое сотрудничество было направленно на укрепление военной мощи последней для нападения на Советский Союз. Будучи сосланным в административном порядке в город Уфу, проводил контрреволюционную агитацию среди своих близких».

Пятса разлучают с родными и помещают в психиатрическую больницу Казанской тюрьмы. Ему ставится диагноз: старческий психоз, в 1952-м году пожилого заключенного переводят в Чистопольскую психиатрическую больницу. Через два года вдруг в судьбе опального Президента вдруг брезжит свет: тюремное заключение признается необоснованным, пациента перевозят в психоневрологическую больницу Ямеала.

К Пятсу рвутся толпы посетителей, доходят смутные сведения о неких письмах, написанных президентом и переданных на волю — в них он призывает в борьбе за независимость, обвиняет Советский Союз в аннексии и рассказывает подробности допросов. Народная любовь становится для Пятса роковой: через десять дней его вновь сажают в машину и везут в поселок Бурашево Калининской области, на этот раз навсегда. Свидетели ареста Пяста в 1940 году вспоминали, что он вышел к сотрудникам НКВД в костюме и галстуке — вел себя сдержанно и строго.

На могиле первого президента Эстонии в Таллинне лежат цветы и проходят официальные траурные мероприятия. На заброшенном кладбище под Тверью до места первого захоронения Пятса еще нужно добраться, бредя по мокрой траве и пробираясь сквозь деревья. В Таллинне все чисто и ухожено, на западный европейский манер. На тверской первой могиле стоит православный крест, а вокруг растут кустики земляники. На соседних кладбищенских надгробьях в столице прибалтийской республики — эстонские имена. В бурашевском лесу вокруг первой могилы Пятса разбросаны сотни безымянных заросших холмиков: это пациенты психбольницы, расстрелянные и подвергнутые насильственной эвтаназии во время оккупации в 1941-м году, казненные немцами врачи и просто безвестные больные. Есть на этом кладбище и могилы медиков, которые лечили Пятса, некоторые из них уже затерялись.

                Константин Пятс, Президент Эстонской Республики

СПРАВКА

Родился в семье православного эстонца, землевладельца Якоба Пятса (1848—1909), был вторым ребёнком в семье. Мать — Ольга Туманова — русская по национальности, была удочерена семьёй городского головы Валка Разумовского. Константин Пятс был православным. Будучи офицером российской армии, получил личное дворянство.

В 1898 году окончил юридический факультет Императорского Юрьевского университета (ныне — Тартуский университет). Служил в Русской армии. Помощник адвоката Я. Поски в Ревеле. В 1901 основал в Ревеле демократическую газету «Театая» («Вестник»), затем работал в Ревельском муниципалитете (в 1904—1905 годах — городской советник, в 1905 — заместитель городского головы).

Участвовал в революции 1905 года, с 1906 года — в эмиграции в Швейцарии и Финляндии, заочно приговорён к смертной казни. В 1909 году после отмены приговора вернулся в Россию и предстал перед судом, приговорён к году лишения свободы. В 1911—1916 годах — редактор газеты «Таллинна театая». В 1916 году был мобилизован на войну, служил прапорщиком в штабе Ревельской крепости.

В 1918 году был арестован германскими властями и с июля по ноябрь находился в концентрационном лагере в Польше. Вскоре после возвращения в Эстонию стал премьер-министром и министром обороны.

Пятс несколько раз занимал пост государственного старейшины (январь 1921 — ноябрь 1922, август 1923 — март 1924, февраль 1931 — февраль 1932, ноябрь 1932 — май 1933 и октябрь 1933 — январь 1934.

12 марта 1934 года, будучи премьер-министром Эстонии в полномочиях Государственного старейшины, осуществил вместе с Йоханом Лайдонером военный государственный переворот. В результате военного переворота было установлено авторитарное правление и объявлено о состоянии чрезвычайного положения. Пятс был объявлен Государственным Протектором Эстонии (Riigihoidja). Все политические партии были запрещены, введена цензура прессы. Своими действиями Пятс не допустил победы на выборах вапсов (ветеранов Освободительной войны) — крайне правого движения, которое ориентировалось на тоталитарные режимы тогдашних Италии и Германии. В 1938 году был избран президентом.

Пятс потерял власть в июне 1940 года в процессе присоединения Эстонии к СССР. Он был арестован советскими властями и депортирован вместе с семьёй в ссылку в Уфу в конце июля 1940 года — ещё до официального присоединения государства к СССР, произошедшего 6 августа того же года. В 1942 году помещён в Казанскую тюремную психиатрическую больницу без предъявления обвинения. Только в 1952 году Пятсу объявили приговор — 25 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Личная жизнь

Был женат.

  • Старший сын Лео (1902—1988) в 1939 году бежал Финляндию, оттуда переехал в Швецию, умер бездетным.
  • Младший сын Виктор (1906—1952) умер в Бутырской тюрьме в Москве 4 марта 1952 г..
    • Дети Виктора: Энн (1936—1944) и Матти (род. 1933) были отправлены в детский дом и вскоре разлучены. Им довелось встретиться за неделю до смерти Энна от истощения. Все ныне живые потомки являются детьми Матти, который вернулся в Эстонию из России вместе с матерью в 1946 году. Его мать, Хельги-Алиса, была снова арестована в 1950 году и приговорена к 10-летнему заключению, которое отбывала в Казахстане, вернулась на родину в 1955 г.

 

 

 

СССР: РАЗДЕЛ ПОЛЬШИ, ФИНСКАЯ ВОЙНА, ОККУПАЦИЯ ПРИБАЛТИКИ… (ВИДЕО)

СССР, приемником которого стала Российская Федерация, всегда был «миротворцем» и «освободителем». Да таким, что гибли сотни тысяч людей а правителям этой империи было все равно, мол «бабы еще нарожают»…

 

   Сегодня мы представляем читателям трехчастевой документальный фильм о разделе  Польши Германией и СССР, советско-финской войне и оккупации  Латвии, Литвы, Эстонии. Страшное кино. Наверное некоторое даже представляли, какой цинизм двигал правителями СССР по части оккупации стран Европы. Наверное, точно такой же, что двигает Путиным по части уничтожения Украины, Грузии, Прибалтики… Смотрите видео, делайте выводи. И ЗНАЙТЕ ИСТОРИЮ…

%d такие блоггеры, как: