Monthly Archives: Август 2016

АНДРЕЙ КУЗИЧКИН: ПИСЬМА С УКРАИНЫ

Эстонская газета ПОСТИМЕЕС опубликовала прекрасный материал к посвященный Украине. Автор его — Андрей Кузичкие, получивший статус политбеженца в Эстонии.
24 августа в Украине праздновали День Независимости.

В этот день ровно 25 лет назад Верховная Рада (парламент) Украины приняла декларацию о государственном суверенитете страны. Бывшие советские республики выстроились в очередь на выход из СССР после провала коммунистического путча в августе 1991 года в Москве. Украина была в очереди следующая после стран Балтии и Грузии. Судьба 15 новых независимых государств, появившихся на постсоветском пространстве в 1991 году, сложилась по-разному.

В современной истории каждой страны были свои драмы, кризисы и даже войны. Однако, пожалуй, именно на долю Украины выпала самые нелегкие испытания. Две народные революции случились в Киеве в 2004 и 2013/2014 годах. Были и человеческие жертвы. Свыше 100 человек погибли в 2014 году в результате противостояния между протестующими и властями в центре Киева на Майдане.

   Но именно украинская государственность стала главной жертвой этих драматических событий. Владимир Путин, ослепленный яростью после бегства своего ставленника Виктора Януковича из Киева, отдал приказ об оккупации Украины. Первым пал Крым, оккупированный российскими войсками в феврале 2014 года. Затем российские войска вторглись в Донбасс, поддержав пророссийских сепаратистов.

   Цель Кремля была понятна: не допустить союза Украины с Европой, разрушить украинское государство и создать российский сателлит – псевдогосударство «Новороссию». Российское руководство планировало, что на территории Луганской, Донецкой, Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Одесской областей будут провозглашены «народные республики». Затем эти «республики» обратятся за военной помощью к России, чтобы защитить русскоязычное население региона от «украинских фашистов».

   Таким образом, весь восток Украины оказался бы оккупированным. Россия получила бы сухопутный «коридор» к Крыму и молдавскому Приднестровью, где пророссийские сепаратисты вот уже 25 лет находятся в территориальной изоляции и стерегут склады с огромным количеством российского оружия. Но эти планы провалились, потому что США и Евросоюз оказали колоссальное давление на Путина и вынудили кремлевского «генералиссимуса» отказаться от открытой агрессии против Украины. Однако в Донбассе началась  война, которая продолжается до сих пор.

   Жертвами этой бойни стали уже 30 тысяч человек: 9 тысяч убитых и 20 тысяч раненых. Россия продолжает поддерживать сепаратистов, поставляя им оружие, боевую технику и «живую силу» в виде российских «добровольцев».
Но жизнь на Украине продолжается. И я попросил своих друзей рассказать, как живут простые украинцы после Майдана и в условиях войны с Россией.
Александр Штолько, журналист, г. Киев
Привет, Андрей!
Спрашиваешь, что изменилось после Майдана? Больше всего перемен было в 2004 году, после Помаранчевой («Оранжевой») революции. Это было очищение духа Украины. Украинцы перестали бояться. Только вот потом человек, которого вынесло на царский трон (Виктор Ющенко), побоялся делать шаги на вступление Украины в ЕС и НАТО. Почему побоялся? Потому что новый украинский лидер не хотел «злить Путина». И в 2014 году у нас случилась новая революция – Революция Достоинства. И она привела к войне с Россией, которая хотела сохранить Украину в сфере своего влияния…

   У нас идет самая настоящая война, хотя власти стыдливо называют ее «антитеррористической операцией». Люди гибнут каждый день. Уже погибли более 2500 украинских солдат.

   И лично я не понимаю, почему нынешняя власть не вводит военное положение в Донбассе. Новая власть в Киеве пытается что-то делать. Но пока получается плохо. Во-первых, всем переменам в Украине отчаянно сопротивляется «старая гвардия» — соратники бывшего президента Януковича. Во-вторых, новые власти начинают сами воевать друг с другом. Например, было создано три антикоррупционных структуры. Но вместо борьбы с коррупцией они воюют между собой. Вот недавний случай: Генеральная прокуратура Украины обвинила Национальное антикоррупционное бюро в незаконном прослушивании телефонов и провела обыски в офисе бюро. Уже через неделю спецназ Национального антикоррупционного бюро уложил носом в асфальт работников Генеральной прокуратуры…

   Еще интереснее ситуация с судьями: недели не проходит, чтобы очередного «служителя Фемиды» не взяли с поличным. Последний раз задержали судью со взяткой в 150 тысяч долларов. И… отпустили на свободу. Берут и отпускают, потому что судьи пользуются неприкосновенностью. Экономика трещит по швам.

   Рост тарифов и цен приводит украинцев в ужас. Поставщики тепла, газа и электроэнергии создали монопольные структуры, где засели сторонники бывшего президента Януковича. Киевлян просто вынуждают ставить газовые счетчики в каждую квартиру. Не хотите, будет общедомовой, от которого толку особогонет. Если мы сейчас платим за газ на троих около 100 гривен, то с квартирным счетчиком будет в районе 50. А могополистам это не выгодно..

   Но цена одного квартирного счетчика — 2400 гривен. Это чуть меньше средней зарплаты по стране. Люди просят государство о финансовой помощи. Нет, говорят власти, ставьте за свой счет.

   Независимых медиа в Украине нет: телеканалы, газеты, интернет-порталы зависят от разных олигархов. Когда смотришь новости по телевизору, то узнаешь не о самом событии, а как его оценивает владелец телеканала.

   Преступность увеличилась в разы. Старые опытные кадры после люстрации из полиции ушли, а новые кадры с ситуацией не справляются. Каждый день в стране происходят убийства, ограбления, нападения на инкассаторов, взрывы машин, рейдерский захват бизнеса. Рейдеры отнимают у граждан квартиры. Воры добрались даже до городка, где живет президент Порошенко. В субботу, на местном рынке этого городка, я слышал разговор двух местных жительниц: они обсуждали, у кого и что украли только за неделю.

   И, конечно, украинское общество очень напрягает «гибридная война» на востоке Украины. С одной стороны, власти заявляют, что Луганск и Донецк находятся под контролем террористов. С другой стороны, уголь для тепловых электростанций мы покупаем именно у этих донбасских террористов. И не только уголь идет с востока страны: из Донбасса в страну завозятся тысячи стволов огнестрельного оружия.

   По Киеву свободно разъезжают автомобили с донецкими номерами, криминальные авторитеты из так называемых «Донецкой и Луганской народных республик» арендуют в Киеве дорогое жилье, а их дети веселятся в дорогих ночных клубах Киева.

   Общее впечатление – в стране начинается хаос, и если власть не примет жесткие меры по наведению порядка, в Украине случится новая революция».

Лариса Широкина, предприниматель, г. Кривой Рог
В нашем городе для моего бизнеса (мы занимаемся фасадными работами) настали трудные времена — заказов почти нет. Единственное, что строится, это бюджетные объекты. С одной стороны, здорово, что у нас есть подряды и люди заняты. Но, с другой стороны, контролирующие органы с шеи не слезают — одна проверка идет за другой. Причем замечаешь, чем больше в Киеве ведутся разговоры об ослаблении давления на бизнес, тем больше эти контролеры свирепствуют.

   То государство требует платить работникам среднюю по региону зарплату и увеличивать отчисления единого социального взноса, то само государство не платит предприятиям за уже выполненную работу.

   Еще при Викторе Януковиче из государственного бюджета нам задолжали 2 миллиона гривен, которые до сих пор никто не отдал. Местные чиновники заявляют: не хотите работать, уходите, на ваше место есть толпа желающих. Но мы же понимаем, что без бюджетных заказов не выживем. В общем, работаем по принципу упавшей в молоко лягушки – барахтаемся из последних сил, чтобы взбить кусочек масла на хлеб.

Константин Братченко, предприниматель, г. Краматорск, Донецкая область
Мне 54 года. Я владелец и директор предприятия по ремонту оборудования в сфере энергетики и металлургии. Живу в городе Краматорск (город на востоке Украины, с апреля по июль 2014 года находился под контролем пророссийских сепаратистов). Патриот Украины.

   В 2014 году уехал из города на время оккупации. До отъезда, как и многие горожане, помогал украинским десантникам 25-й бригады. Я приезжал на своем автомобиле в район аэродрома «секретными» тропами и передавал продукты и медикаменты блокированным на аэродроме солдатам украинской армии.

   Главное при этом было — не попасть на глаза краматорским таксистам, которые сообщали номера машин террористам. За помощь украинским солдатам могли расстрелять или вспороть живот ножом. Я поддерживал Майдан и от новой власти ожидал изменений в налоговом законодательстве, борьбы с коррупцией, поддержки малого и среднего бизнеса, борьбы с олигархами. Не дождался.

   Изменилось ли что-то в головах людей после Майдана? Наверное, да. В начале революции в ноябре 2013 года моя дочь была единственной в классе, кто поддерживал Майдан. На выпускном вечере летом 2014 года уже все ее одноклассники были за Украину. Наверное, люди пересмотрели своё отношение к Украине благодаря жизни под российской оккупацией. Что изменилось в городе со времён Майдана?

   Ничего, кроме роста патриотизма и разделения горожан на украинских патриотов и пророссийски настроенных граждан. Стали ремонтировать дороги, честно проводить торги через систему «Проззоро», по слухам, перестали брать взятки. В остальном всё осталось, как раньше.

   Милиция, прокуратура, суд — все те же лица. Моему бизнесу стало тяжелее. Речь о развитии не идет, нахожусь в процессе выживания. Цены выросли многократно, многие заказчики моих услуг остались на временно оккупированной территории, владельцы предприятий боятся вкладывать деньги в ремонт и модернизацию предприятий, находящихся в нашем регионе.

   Зато уменьшился уровень уличной преступности, потому что вместе с бандой Гиркина из Краматорска и Славянска ушел весь деклассированный элемент. Но мы живем и жить будем назло врагам и войне».

   Вот такие письма, вот такие рассказы… Конечно, обманутые ожидания – это самое страшное, что может подточить изнутри любое общество и государство. Поэтому урок Украины важен для всех стран, вставших на путь независимости: трудно победить в борьбе за свободу, но еще труднее – удержать победу в своих руках.

   И только честный, открытый диалог власти с народом и ежедневная забота о процветании народа делают государство сильным, непобедимым и открывают широкую дорогу к истории успеха.

   Я верю, что украинцы своим терпением, трудом и любовью сумеют преодолеть все невзгоды. Я верю, что Украина скоро станет крупнейшим славянским государством Евросоюза. А там будем ждать и Россию… Слава Украине! Героям слава!

СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!

СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!

Реклама

УКРАИНА: 65% ГРАЖДАН ХОТЯТ ПОКИНУТЬ СТРАНУ…

65% украинцев хотят переехать на ПМЖ в другую страну, — опрос

В сравнении с прошлым годом число желающих уехать за границу украинцев стремительно возросло. Уехать из Украины пожелали 65% граждан, преимущественно мужчины. Об этом свидетельствую данные опроса TNS Online Track.

   Впрочем, из общего числа желающих сменить страну проживания третья часть респондентов не имеет возможности выехать, 8% хотели бы уехать временно, пока ситуация не стабилизируется, а 20% хотели бы уехать за границу на постоянное место жительство.

   Напомним, по состоянию на август 2014 лишь 42% опрошенных граждан выразили желание покинуть территорию Украины, в сентябре 2014 этот показатель увеличился на 4%, и вот пик недовольных ситуацией в стране пришелся на июль этого года. 65% граждан не хотят жить в Украине.

Фото: tns-ua.com

   Согласно данным опроса, мужчины чаще готовы к переезду, чем женщины (24%). Также покинуть Украину готова молодежь (20%), тогда как 34% старшей возрастной группы не склонны к переезду в другую страну.

   Онлайн-опрос проводился с 16 по 21 июля 2016 года по всей Украине (кроме Крыма). Участие в опросе приняли городское население, мужчины и женщины в возрасте 18-55 лет. Выборка 1000 респондентов, квотная по полу, возрасту, региону и размеру населенного пункта.


.

ЭСТОНИЯ: РУССКОЯЗЫЧНЫЕ МИГРАНТЫ

 

Балтийская и петербургская «Новая Газета» при поддержке фонда Thomson Reuters подготовили спецпроект о русских мигрантах в странах Балтии. Так корреспондент увидел русских в Эстонии.

Родились в Петербурге, живут в Таллинне. Похоже, это единственное, что объединяет представителей разных волн русской эмиграции в Эстонию.

Панельные многоэтажки, типовые коробки детских садов, пустыри с сетью импровизированных дорожек. Протоптанные через газон, они верней доведут до ближайшего продуктового, чем асфальтовая дорога. Так жители обживают «кошмар урбаниста» – придуманные на бумаге, под сдачу плана, а вовсе не для удобства людей советские кварталы.

Ласнамяэский вальс

Таллиннское Ласнамяэ. Самый большой и самый русский район эстонской столицы двадцать назад имел дурную славу пролетарского района.

Сегодня сюда перебираются эстонцы – оседают, смешиваются, но чаще слышна русская речь. Пережившие «реновацию» серые коробки панелек пестрят вставками всех цветов радуги – от небесно-голубого до апельсинового, а супермаркеты своими ценами заманивают обитателей близлежащих районов. Но прошлое проступает, как лик фрески сквозь штукатурку.

Возводили Ласнамяэ в 1960-е строители со всего Союза. За домами начинается промзона – от города она отделена Петербургским шоссе. А еще тут есть Московский бульвар (Moskva puiestee) и площадь Патриарха Алексия II (Patriarh Aleksiuse II väljak), который родился в Таллинне.

В торговом центре Mustakivi Keskus десятки магазинчиков заполнены европейскими промтоварами и турецким ширпотребом, а из советского на вид кафе доносится запах пирожков с капустой. Желающих поностальгировать немного – у окна пирожок жует полная блондинка.

Пункт приема

Рядом в неприметном магазине с женским скарбом находится пункт приема объявлений последней во всей Эстонии рекламной газеты. На страницах издания – «хозяйственный пенсионер ищет женщину, которую не пугают курочки, теплица и ухоженный сад», а «64-летний, в рассвете сил профи своим инструментом выполнит работу по обнаружению дефектов сбоя в системах водоснабжения». На соседних полосах продают пианино «Рига», покупают медный кабель, ищут слушателей на курсы сварщиков и изучения Библии, зовут на работу за рубеж, предлагают услуги по вывозу «подснежников» и скупают запчасти советских мотоциклов. Если кто-то решится писать энциклопедию русской жизни в Эстонии – лучшего источника, чем газета объявлений, не найти.

Жанна

Жанна Эйнманн в газете заведует отделом рекламы. Кабинет залит светом – сквозь жалюзи он падает на стол, рисуя полоски на офисном столе. Жанна варит мне эспрессо. Ей слегка за сорок.

В Эстонии Жанна оказалась 24 года назад. Перебралась из Петербурга вслед за мужем-эстонцем – познакомились в институте, куда он приехал учиться. После распределения чуть было не остались в Петербурге, но стесняла жилплощадь. Две в комнаты в Петербурге Жанна с мужем лихо обменяли на квартиру в Нарве.
«Тогда я думала: всего два часа езды на машине, и я в Петербурге», — объясняет Жанна. Она почти каждый месяц ездила в Петербург повидать отца с матерью.

А потом выросли границы. В Нарву семья переехала незадолго до того, как Горбачев дал свободу прибалтийским республикам (конституционное право выхода Эстонской Республики из состава Советского Союза президент СССР Михаил Горбачев подтвердил 28 января 1991 г.). Сын родился уже в Нарве. Весь 1991 год она провела между двумя городами – продолжала работать в Петербурге, несмотря на то что муж уже перебрался в Эстонию.

В Нарве Жанна заведовала магазином, который торговал швейными товарами. Оттуда ушла в рекламу – работала в нарвской газете, потом на телевидении. Перебравшись в Таллинн, устроилась в газету, где работает вот уже восемь лет.
Два языка

Разговор с русскими в Таллинне рано или поздно приходит к спору о том, нужно ли учить эстонский. Для Жанны за эстонским языком стоит многое – от перспективы найти новую работу до общения с окружением супруга. По языковому принципу негласно разделен рынок труда.

Жанна признается: проблема «неграждан» в Эстонии ее волнует слабо, хотя среди ее знакомых из русской среды немало тех, кто по принципиальным соображениям не готов сдавать экзамен на знание эстонского. И не только: чтобы стать гражданином, «неграждане» должны доказать не только знание эстонского языка, но и знание Конституции и закона о гражданстве.
«Неграждане»

Статус «неграждан», согласно закону 1993 года «Об иностранцах», получили примерно 12 процентов жителей Эстонии – преимущественно русские, жившие в республике и не получившие гражданства после распада СССР. «Негражданам» запрещено состоять в партиях и создавать их, участвовать в выборах Европарламента, но можно голосовать на местных выборах. Статус налагает ограничения на профессию и приобретение недвижимости. К 2016 году число «неграждан» сократилось с 12 до 6 процентов населения страны, однако их по-прежнему свыше 81 тысячи человек. В сентябре 2015 года Европейский парламент принял резолюцию, в которой «неграждане», проживающие в ЕС, в частности Эстонии, были названы жертвами дискриминации.

«Точка зрения «я здесь родилась, почему я должна что-то сдавать» среди русских встречается повально, – отмечает Жанна. – Русских сюда привезли работать, экономику поднимать. В Финляндии и Швеции, например, два языка, а в Эстонии другая политика: это наша страна, мы хотим, чтобы вы говорили на эстонском. Но люди не виноваты, что здесь оказались. Если они не могут, не хотят учить язык – это их право».

Впрочем, для себя Жанна рассудила по-другому: пошла и сдала экзамен. Гражданкой Эстонии стала в 2007 году. Но за двадцать четыре года так и не перешла на эстонский. На работе и с мужем-эстонцем она разговаривает по-русски, с его знакомыми – на эстонском. «Я, правда, больше молчу, – говорит Жанна. – Но по крайней мере, понимаю, о чем речь». С одной эстонской семьей дружбу пришлось закончить после того, как те заявили, что с Жанной общаться не будут, поскольку она не знает эстонского. «Муж все настойчивее старается говорить со мной на эстонском, – добавляет Жанна. – Но мне тяжело. Начинаю делать ошибки, он меня поправляет». Желание общаться побеждает языковые баталии, супруги раз за разом переходят на русский.

В августе Жанна обещает себе пойти на языковые курсы, чтобы наконец сдать эстонский на категорию В1 (уровень, при котором человек понимает основной смысл разговора). Курсы оплачивает государство, но на них трудно попасть. Жанна готовилась на языковом тренажере в интернете.

Показать правоту

Языковое единство наступает перед телевизором – вместе с мужем Жанна смотрит и российские, и эстонские каналы.

В их «меню» – «НТВ-Мир», Первый канал и «Первый Балтийский» — телекомпания, созданная Первым каналом для вещания в странах Балтии. На эстонском ТВ Жанна смотрит только новости. Российские каналы, говорит, привычные, а местные – мелковаты («ну что тут может произойти?»). Про интернет отзывается скептически: «Сидеть там не люблю, по работе хватает».

Когда речь заходит о российском телевидении, с Жанной начинают происходить метаморфозы: сквозь мягкий голос внезапно прорезается сталь.

«Надо жестко показывать правоту, – продолжает она. – Почему другие кричат о правоте на каждом углу, а мы не можем себя защитить? Конечно, Лавров (министр иностранных дел РФ. – Прим. авт.) выступает, говорит, но все это уходит в песок, не очень заметно. Здесь показывается только точка зрения Евросоюза. Только и слышишь, что мы захватчики, захватчики».

«Я за Крым, конечно, – продолжает она. –По российскому телевидению показывали фильм, что в Крыму 90% жителей хотели отделиться. А здесь об этом ни слова. Только «захват и сила». Лично мне обидно».

Когда Жанна попыталась пересказать эстонским друзьям фильм о том, что за двадцать лет управления Украиной в Крыму ничего не было сделано, а только разрушено, они даже слушать не стали. «Они не хотят этого даже понимать, – резюмирует она. – Стараемся вообще подобные темы не затрагивать. Я прекрасно знаю, что скажут они, а они знают, что могу сказать я».

Спрашиваю, кем же себя считает Жанна – русской или эстонкой. «Как была русской, так и останусь навсегда, – отрезает она. – Защищаю Россию, прямо с криками даже, ожесточенно. Всегда буду на стороне России, хоть и супруг эстонец. Хожу на местные праздники, не сопротивляюсь. Но жила бы в русской семье – не ходила бы. У русских веселые праздники, а тут – скучные».

«Они исторически жили хуторами, отсюда и негостеприимство, нерадушное отношение, – растолковывает мне Жанна. – Русский всех примет с хлебом-солью, а они не любят много гостей. В России, если к нам приезжали в двухкомнатную квартиру родственники, пять-шесть человек, никого это не стесняло. А эстонцы жутко устают. Но работать они любят, в этом смысле они молодцы».

После такого перечисления вопрос напрашивается сам собой: что держит в Эстонии? Жанна отвечает не задумываясь: семья. Если бы не муж, давно бы вернулась в Петербург. Там родственники – мать, сестра, племянники. «Там у меня все, – вздыхает она, – а здесь никого, кроме мужа и сына».

«Да и вообще, – внезапно заключает Жанна, – если бы знала, что будут границы, что народ разъединится и возможности посещать дом не будет, – может быть, в Эстонию и не переехала бы вовсе».

Кадриог и Петербург

В Петербург, который Жанна называет домом, она возвращается часто. «В Таллинне спокойно, – продолжает она сравнивать города. – Я, наверное, привыкла, поэтому успокоилась. Можно никуда не спешить. Такое болотце, честно говоря. А в Петербурге побежала, там не дадут застояться. Когда оттуда приезжаю – у меня совершенно другая энергетика, это замечают все! А потом это все прижимается, прижимается, ниже, ниже – и опять вроде как все…»
На прощание спрашиваю, не задумывается ли Жанна о возвращении в Россию. Моя собеседница отвечает: «Не знаю даже, какая процедура. Гражданство российское, наверно, возвращают, но, может, будет сложно. А может быть, в моей ситуации и не будет. Я все-таки родилась там, я бывший гражданин Советского Союза. Не думаю, что это прямо такая большая проблема. Кто хочет вернуться – все-таки примут…»

Вопрос остается открытым – выясняется, чтобы попасть на прием в российское консульство в Таллинне, люди занимают место в очереди с самой ночи. «Работают не каждый день, где-то по два-три часа – поди туда попади», – заключает Жанна.
Алексей

С 44-летним Алексеем М., который семь лет живет в Эстонии, мы встречаемся в кафе «Лидо» в деловом центре Таллинна. Он частенько заглядывает сюда во время обеда – недорого, большие порции, сытная еда.

«Вырос за стенкой от Эрмитажа, с Пиотровским на одной лестнице жил, – вспоминает он подробности своей жизни в Петербурге. – Это был дом эрмитажных работников: один из моих предков имел отношение к музею».

У родителей Алексея техническое образование. «Вычислительную машину я первый раз увидел в семь лет у мамы на работе, – рассказывает он. – Огромные такие шкафы, которые занимали по две-три комнаты».

С момента встречи с этими гигантами особых сомнений, чем заниматься, у Алексея не возникало – он ушел в IT-сферу. Сначала, правда, работал по электронике и электротехнике, но нашел себя в системном администрировании. Корочку о высшем образовании так не получил, хотя учился в нескольких петербургских вузах – последним был Институт им. проф. М. А. Бонч-Бруевича.

Город потише

Алексей признается: никогда не думал, что станет эмигрантом. «Мыслей о переезде за границу не было вовсе, – отмечает он. – Зато были мысли переехать из Петербурга в город потише. Не люблю я жить в таком суматошном месте».

«Это, конечно, очень здорово – поехать вечером на Невский проспект, – вспоминает он. – На Дворцовой площади погулять, да. Ну а потом после этого час едешь по пробкам домой…» И опять же квартирный вопрос. Вариантов купить жилье для семьи не было никаких, хотя зарабатывал Алексей неплохо – к тому моменту, когда решил уезжать, зарплату сотрудникам выдавали в валюте.

«Кризис на дворе, – говорит он. – А у нас в день зарплаты в обменниках поблизости от работы рубли заканчивались. Коллеги приходили и всю кассу забирали».

О собственном жилье не могло быть и речи – это уже следующая ступень дохода. Семья – у Алексея жена и две дочки – думала о переезде в Петрозаводск, но в итоге перебрались в Таллинн.

Дело решил случай.

На границе

Из Петербурга в Финляндию Алексей, как и многие петербуржцы, ездил часто – буквально каждые выходные, чуть ли не за хлебом. А вот соседняя Эстония в фокус внимания попала не сразу. Эстония долго не была в Шенгене, поэтому получать визу было сложней.

Уехать оказалось просто – Алексей зарегистрировал крошечную компанию (к слову, налога на прибыль в Эстонии нет) и получил вид на жительство на два года. С переездом семья справилась за год. Так русский айтишник стал эстонским предпринимателем. Алексей был не единственным. Соотечественники устраивались в основном в сфере услуг – открывали кафе, базы отдыха, но и маленькие IT-компании создавали немало.

В день переезда Алексей сгрузил вещи в универсал и отправился в сторону русско-эстонской границы. Весь скарб удалось перевезти за две ходки, и ему все казалось, что пограничники что-то скажут. «Но на таможне только посмеялись: машина была настолько набита вещами, что второму человеку даже сесть некуда, – рассказывает он. – На русской границе сказали: «Багажник открываем. Выгружайте все». Но я как один ящик вынул с трудом, они сразу сказали: «Ладно, не выгружайте ничего, уезжайте отсюда».

Так Алексей уехал из России. На границе таможенники в шутку обещали стрясти пошлину за старую микроволновку.

Между двумя берегами

С переездом оказалось проще, чем с социализацией. «Мы до сих пор держимся особняком, – продолжает Алексей. – Хоть местное сообщество считает себя русским, но на самом деле они от нас чуть ли не дальше, чем эстонцы».

Особенно это чувствуется, если посмотреть рекламу, которую крутят по русским каналам. «Смотришь на них, слушаешь рассуждения – такое ощущение, что это 1995 год в России, – проводит он аналогию. – Мужчина в малиновом пиджаке и на BMW. Снято любительской камерой в студии и с соответствующими месседжами. Напоминает российское общество 20-летней давности».

«По приезде сходили с женой на русский вечер, но не почувствовали себя своими среди местных русских», – говорит Алексей. В основном потому, что соотечественники откровенно недоумевают, как это они с женой решились в Таллинн переехать.

«Тут многие русские ярые запутинцы, особенно те, кто в России никогда не бывал. То есть мне здесь бессчетное количество раз приходилось с местными обсуждать: «Как? Вы из Питера – в эту дыру?! У вас же там так здорово, у вас же там Путин, у вас же там…» Я говорю: «А вы в России давно были?» Они: «Ну вот после десятого класса мы ездили посмотреть. Но мы смотрим Первый канал!..»

«Компании делятся на русские и эстонские, – говорит он. – Хотя сейчас больше стало мест, где рабочий язык – английский. А так – если сидит коллектив айтишников русских, то эстонцев там нет. И наоборот. Вроде и не скажешь, что откажут по национальному принципу, он просто сам не придет или его не позовут на собеседование».

Это Алексею не нравится, ему ближе международные команды. Помимо шведов и финнов, работал с французами, португальцами, испанцами и американцами. А еще проще с коллегами, которые перебираются из России в Эстонию в последнее время. Волна заметна, говорит он. Если при курсе 40–50 рублей за евро по зарплатам и ценам между Петербургом и Таллинном был паритет, то сейчас счет не в пользу России.

Обрисовывая ситуацию, Алексей говорит не только о своей семье –а о тех, кто перебрался в Эстонию по делам бизнеса вскоре после «тучных русских лет»: «Наша прослойка никуда особо не прибилась».

Фактор политики

Экономики в решении уехать было больше, чем политики, последней – процентов десять, не больше. «Да, не очень нравится то, что происходит в России, – рассуждает Алексей. – С другой стороны, все признают: на улицах пока никого не хватают, не 37-й год на дворе. Не сказать, что прямо народ бежит, но когда человек сидит и взвешивает – остаться в Петербурге или уехать, фактор политики срабатывает».

Алексей признается, что в Эстонии у него проснулся интерес к общественной жизни. «За местными процессами слежу – у меня фирма, и я заинтересован в том, чтобы здесь бизнес развивался. Хочу, чтобы у власти оставались рыночные политики. Считаю Гайдара (идеолог рыночных реформ перестроечной России Егор Гайдар. – Прим. авт.) позитивным деятелем. А сейчас здесь к власти пытается прийти центристская партия, идут под девизом «Давайте социальную защиту». Для бизнеса могут настать тяжелые времена. Мне бы этого не хотелось.

Часто сидит на форумах в интернете, но с местными русскими предпочитает не пересекаться даже там. «Местные форумы – это кошмар! Общаемся там же, где и до отъезда – на том же Авто.ру и Little One».

Несколько лет назад за рубеж перестали выпускать его пожилого отца – он работает на засекреченном предприятии. «Три года назад у всех отобрали паспорта, теперь паспорт лежит на службе, – рассказывает он. – А мама на пенсии, одной ей тяжело приехать».

Спрашиваю Алексея: что дальше? Он вздыхает: на эстонское гражданство можно подать через год, но до сих пор не решил, делать это или нет. И дело не в патриотизме – получить его можно, только отказавшись от российского. Это условие со стороны Эстонии. Вместе с заявлением на гражданство надо подать бумагу, подтверждающую, что российского гражданства у заявителя больше нет. На такой шаг Алексей не готов – в Петербурге остались родители, а среди русских мигрантов ходят мрачные слухи, что виз «отказникам» российское консульство не дает: отказался – так навсегда, с глаз долой – из сердца вон.

*****

Мы стоим на смотровой площадке, возвышающейся над деловым центром Таллинна. За небоскребами открывается вид на Ратушную площадь. Алексей признается, что души не чает в Старом городе с его извилистыми улочками.

«Не буду оригинален. Когда перед Рождеством на Ратушной площади работает рынок, обязательно приезжаем погулять. Ну и так – при возможности люблю забежать, посидеть с чашечкой кофе».

Вдали, ближе к горизонту, четыре зубца панельных домов.

«Ласнамяэ», – кивает Алексей. Когда-то он тоже жил в русском районе, а теперь перебрался в другой.

OLEKSANDR SHTOLKO: С ДНЕМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ, ЭСТОНИЯ

Сегодня в Эстонии праздник — страна вышла из состава СССР, оккупирувавшего ее в 1940 году/strong> При этом, в стране два праздника — День Независимости — первый когда который страна обрела в 1918 году, и нынешний День Восстановления Независимости TAASISESEISVUMISPÄEV — обретенной в 1991 году…
Смотришь эти старые документальные кадры — мороз по коже, говорит журналист Oleksandr Shtolko. Тогда я, молодой и горячий журналист, в кабинете чиновника МИД УССР по спутниковой трансляции наблюдал как советская бронетехника идет на Таллинн.

Честно, было страшно. И я уже был готов лететь в Таллинн.
Не полетел — рейсы отменили. «По погодным условиям». И телефонную связь отрубили — только один раз и позвонить знакомой, успел. А потом, в СМИ появилась фотография, которую по сей день найти не могу. По улице идут легкие танки а на их фоне эстонский депутат, проголосовавший только что за Восстановление Независимости Эстонии жадно пьет прямо с горлышка стеклянной  бутылки… таллинский кефир, ну, помните по 15 копеек.

Классное такое фото — Таллиннский кефир — против русских танков. И, знаете, таллиннский кефир победил — танки и десантники «приехавшие на учения», ушли из Таллинна. Хотелось бы знать судьбу их командира.

В Киеве тоже творилось что  неимоверное. Слегка подрастерявшиеся чиновники и журналисты, не говоря о директорах предприятий и простіх людях. Слава Богу — стрельбы и крови не было. Правда, спустя 25 лет, Украина полностью заплатила за бескровный віход из СССР. И дай Бог, что бы планы Кремля не распространились на вошедшую в НАТО Эстонию…

С ДНЕМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ЭСТОНИЯ!!!

19 АВГУСТА 1991ГОДА: ГКЧП ПОСВЯЩАЕТСЯ (ВИДЕО)

Время постепенно стирает самые яркие воспоминания о ГКЧП, т. е о 19 августа 1991 года.

   Остается лишь Эхо Времени и память людей, которые тогда жили. А мы лишь предлагаем видеоклип на слова знаменитой при СССР песни из кинофильма. Смотрите, помните, знайте…

АНДРЕЙ КУЗИЧКИН: АНТОН ВАЙНО КАК СИМВОЛ ПОБЕДЫ СЛУЖБЫ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ РОССИИ

ТАЙНЫ СЕМЬИ ВАЙНО
Андрей Кузичкин, получивший политическую защиту в Эстонской Республике и активно занимающийся журнализмом опубликовал статью в газете Постиимеес о назначении этнического эстонца Антона Вайно на место отправленного в отставку Иванова

   Ни для кого не секрет, что борьба между Службой внешней разведки и Федеральной службой безопасности составляет основу современной политической жизни в России. Истоки этой борьбы – попытки ФСБ вернуть былое влияние и восстановить утраченные полномочия, которыми обладал всемогущий Комитет государственной безопасности СССР. Основными функциями КГБ были внешняя разведка, контрразведка, оперативно-розыскная деятельность, охрана государственной границы СССР, охрана руководителей КПСС и Правительства СССР, борьба с национализмом, инакомыслием, преступностью и антисоветской деятельностью. Понятно, что Борис Ельцин не питал симпатий к КГБ и после провала путча в 1991 году КГБ был реорганизован. Первое главное управление КГБ, под крышей которого трудились разведчики, в 1991 году было преобразовано в Службу внешней разведки. Таким образом, Федеральная служба безопасности России, созданная в 1995 году, лишилась самого престижного и доходного направления деятельности – проведения операций за рубежом. Более того, в июле 2011 года в закон о порядке выезда российских граждан за пределы России были внесены изменения, запрещающие сотрудникам ФСБ выезжать за рубеж.

   Можете представить, насколько были уязвлены российские чекисты: государство отказало в доверии тем, кто охраняет его безопасность! Абсурд! Эксперты утверждают, что эти поправки в закон были пролоббированы именно Службой внешней разведки после инцидента с одним высокопоставленным сотрудником ФСБ, поехавшим отдыхать в Европу, да там и оставшимся. Но главный предмет раздоров – это экономические интересы. ФСБ контролирует российский бизнес внутри страны, а СВР – за рубежом. Санкции, введенные в отношении российских компаний и банков, сделали зарубежный бизнес рискованным, но очень доходным. Главный источник доходов для российских олигархов на сегодняшний день – нефть, газ и нелегальная торговля оружием. Именно эти направления бизнеса и курирует Служба внешней разведки. Федеральная служба безопасности вынуждена довольствоваться «объедками с барского стола» в виде контроля деятельности нищающих российских компаний внутри страны. Поэтому стратегическая задача ФСБ – ликвидация СВР и установление монополии на экономическую и политическую власть в России. Ставки в этой игре необычайно высоки.

   Дмитрий Медведев, премьер-министр России, в этой войне спецслужб оказался на стороне СВР, которую возглавляет Михаил Фрадков. Дружеские отношения между Михаилом Фрадковым и Дмитрием Медведевым сложились еще в 2004-2007 годах, когда Фрадков возглавлял правительство, а Медведев был руководителем «Газпрома». Информационные атаки на Дмитрия Медведева летом этого года явно связаны с обострением борьбы между ФСБ и СВР. Скорее всего, именно Федеральная служба безопасности стоит за попытками дискредитации Дмитрия Медведева, который многими рассматривается как реальный преемник Владимира Путина на посту президента России. Эксперты полагают, что Сергей Иванов, бывший глава администрации Владимира Путина, был отправлен в отставку именно за упущения в работе с ФСБ, сотрудники которой, фактически, вышли из-под контроля и оказались причастны к попыткам дестабилизации политической обстановки, включая сфабрикованный инцидент на границе с Крымом. Никого не удивит, если в скором времени произойдет и смена руководства ФСБ.

   Однако назначение Антона Вайно на должность главы администрации президента России для многих стало неожиданностью. На самом деле, ничего неожиданного в этом нет. Но мы должны обратиться к истории, чтобы понять причины карьерного взлета потомственного эстонца.
Прадед Антона Вайно, коммунист Генрих Вайно, в 1918 году бежал из Эстонии после провала большевистского мятежа. В Москве, куда из Петрограда была перенесена столица России, Генрих Вайно получил по линии Коминтерна направление в крупный губернский город Томск. По некоторым сведениям, Генрих Вайно принимал участие в подавлении восстания чешских легионеров в Сибири.

   В 1920 году в Томске была восстановлена советская власть, и Генрих Вайно в составе отрядов ЧК занимался подавлением очагов крестьянского сопротивления большевикам в томских селах. Во время такой «экспедиции» произошла встреча молодого Генриха и Лидии Сави, проживавшей вместе с семьей в одном из сел Пышкино-Каргачинской волости. Семьи эстонских колонистов из Лифляндской губернии поселились на землях этой волости в 1902 году. Случайная встреча переросла в любовь и в 1923 году в семье Генриха и Лидии родился сын — Карл Вайно. Еще в годы Великой Отечественной войны Карл Вайно стал студентом знаменитого Томского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта, который закончил в 1947 году. Институт размещался в центре города, в знаменитом здании – бывшем управлении Сибирских железных дорог, где в 1905 году в ходе черносотенного погрома были сожжены десятки людей. В настоящее время в этом перестроенном здании размещается главный корпус Томского университета систем управления и радиоэлектроники. В 1947 году Карл Вайно вступил в ряды Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) и началась его быстрая партийная карьера. После окончания института Карл Вайно был направлен на работу в Эстонию. С 1978 по 1988 год Карл Вайно возглавлял Коммунистическую партию Эстонии и проводил жесткую политику русификации Эстонии.

   Есть основания полагать, что Карл Вайно именно в годы учебы в Томске был завербован сотрудником НКВД Александром Абрамовичем (он же – Шая Зеликович). Александр Абрамович – известный разведчик-нелегал, деятель Коминтерна, который занимался разведкой в Австрии и Франции, а в 1921 году работал секретарем посольства Советской России в Таллинне. В 1947 году Александр Абрамович преподавал в Томском электромеханическом институте инженеров железнодорожного транспорта на кафедре марксизма-ленинизма. После войны Эстония нуждалась в укреплении партийного руководства, поэтому на руководящие должности направлялись проверенные кадры. Сотрудничество с НКВД было лучшей гарантией благонадежности и давало путевку в «большую жизнь».

   Любопытно, что Карл Вайно питал теплые отношения ко всем выпускникам родного для него института. Так, Алексей Мюрисепп, закончивший Томский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта в 1954 году, был направлен на работу в Эстонию и в 1951-1961 году возглавлял Совет министров ЭССР, а в 1961-1970 годах был председателем Президиума Верховного Совета ЭССР. Георгий Алешин, выпускник института 1954 года, был приглашен Карло Вайно на должность второго секретаря ЦК Компартии Эстонии и работал в Таллинне с 1985 по 1990 год. Уроженец Томской губернии Егор Лигачев (1920 год рождения) всегда относился к Карло Вайно как к своему земляку и оказывал ему высочайшее покровительство. Удивительно, но оба старца еще живы! Прямо, «ходячая история».

   Карл Вайно имеет репутацию заботливого отца и деда. Сын, Эдуард Вайно, совершил стремительную торгово-дипломатическую карьеру. В 1979 году 30-летний Эдуард получил выгодную должность во внешнеторговом объединении «Автопромимпорт», а через два года уже работал в торговом представительстве СССР в Японии. Затем Эдуард Вайно на 7 лет уезжает в США, где работает торговым представителем крупнейшей российской автомобилестроительной корпорации «АвтоВАЗ». Председателем совета директоров этой компании долгое время был Сергей Чемезов, друг и сослуживец Владимира Путина по нелегальной работе в ГДР. Эдуард Вайно продолжает трудиться в компании «АвтоВАЗ» и поддерживает дружеские и служебные отношения с профессиональным разведчиком Сергеем Чемезовым.

   Именно Сергея Чемезова называют главным покровителем Антона Вайно. Парень имеет прекрасную родословную: правнук большевика и внук коммуниста. Как не помочь родному человеку? И вот уже в 1996 году выпускник Московского государственного института международных отношений Антон Вайно направляется на работу в посольство России в Японии. Наверное, папа Эдуард за годы работы в этой стране наработал приличные связи в дипломатической среде. В 1996 году в Токио сменился посол России: на место кадрового разведчика Людвига Чижова пришел Александр Панов, имеющий в своей биографии работу на секретном заводе в Москве и представительстве СССР при ООН, куда по должности направлялись в основном сотрудники Первого главного управления КГБ.

   В 2001 году Антон Вайно возвращается в Москву и недолго работает во Втором департаменте Азии министерства иностранных дел России. На этой должности его заметил Игорь Щёголев, в 2001-2008 годах руководитель протокола Президента России. Игорь Щеголев – человек особенный. В годы работы Владимира Путина в ГДР (1985-1990 годы), Игорь Щеголев учился на факультете журналистики в Лейпцигском университете. Скорее всего, там и случилась первая встреча Владимира и Игоря, которая переросла в сотрудничество. Вербовка агентов среди соотечественников за рубежом была частью работы советской разведки.

   С 2003 года начинается картера Антона Вайно в Кремле, и он буквально по пятам следует за Владимиром Путиным: из протокольной службы президента в управление проколом правительства. В 2011 году Антон Вайно на короткое время становится даже министром, но в мае 2012 года возвращается из Белого дома правительства России на работу в Кремль.

   Супруга Антона Вайно — Елена Шуленкова, уроженка подмосковного города Люберцы, сын Александр, как и папа, закончил Московский государственный институт международных отношений. Семья Антона Вайно владеет престижными коттеджами и участками земли в элитных поселках рядом с Москвой. Среди их соседей – Сергей Чемезов, родственники Виктора Золотова, бывшего охранника Владимира Путина, а ныне руководителя Национальной гвардии.

   Понятно, что решение Владимира Путина о назначении Антона Вайно на должность руководителя администрации президента – это продолжение тенденции на замену «старой гвардии» близких друзей на технический персонал. Антон Вайно явно не имеет политических амбиций и не может представлять опасности для личной власти Путина. Некоторые источники в Кремле едко замечают, что «Владимиру Владимировичу, видимо, очень льстит, что правнук известного большевика-ленинца и внук первого секретаря ЦК компартии Эстонии подает ему бумаги на подпись». Однако «смена караула» у дверей президентской спальни может означать и новую интригу с преемником Владимира Путина. Антон Вайно тайно и явно связан со Службой внешней разведки и его назначение на ключевую должность в Кремле означает победу группировки, поддерживающей Дмитрия Медведева. Поэтому совершенно не исключено, что в 2018 году может произойти смена президента России. А возможно, это случится и раньше. Антон Вайно – символ и предвестник этих перемен.

c516536c649b351003e3e5d0177d791bb4d329ac34806f1801b7a4941437d98e

Андрей Кузичкин. Таллинн, Єстония

 

OLЕKSANDR SHTOLKO: «ШПИОН, ВЫЙДИ ВОН…»

В Украине вновь запахло порохом. Запахло так, что даже самые выдержанные эксперты начали рисовать схемы, с каких сторон армия РФ начнет «антитеррористическую операцию» против Украины. «Антитеррористическую» потому, что кремль в лице Путина назвал Украину террористом. А премьер Медведев — пообещал разорвать дипломатические отношения.

   На что украинские дипломаты ответили, что все равно все дипломатические отношения между Украиной и РФ давно идут не через посольства.
Российские спецслужбы сообщили нечто неимоверное 6 и 7 августа на территории Крыма. Заметим. оккупированного РФ украинского Крыма, ФСБ обезвредила, страшно сказать, две украинские диверсионные группы пытавшихся совершить взрывы и убийства военнослужащих для дестабилизации ситуации. И, задержали, в первоначальной версии – 15 украинских диверсантов, которые «поддерживаемые огнем артиллерии и БТР пытались войти на российскую территорию».

   В итоге — информационного пузыря, пятнадцать захваченных диверсантов» трансформировались в 2 гражданских лиц, не понятно каким образом оказавшихся в Крыму. Евгений Панов – член исполнительного комитета Энергодара, участник АТО, позывной «Юджин», скорее всего, был похищен спецслужбами РФ, когда поехал на пикник с друзьями. Непонятный уровень работы российской пропаганды, на телекартине «диверсант» весом в 140 килограмм и облаченный в тренировочные штаны и шлепанцы. Те самые, по словам родных в которых Панов и сел в свой Ланос. А пограничники утверждают, что Ланос за рулем которого был Панов, вполне спокойно пересек один из КПП на территорию Крыма…
Второй же «диверсант» Андрей Захтей — повоевавший на стороне террористов и влезший в кредитные долги, убежал в Крым, где и проживал последнее время.

   Вторая версия произошедшего, распространенная генеральным директором Интерфакс Украина Александром Мартыненко, с ссылкой на надежные источники. Пятеро нетрезвых бойцов армии РФ, остановили автомобиль, в котором ехала татарская семья и после перепалки открыли огонь – ранив гражданских и удрав. Последовавшая операция ФСБ позволила поймать троих их пяти нападавших, но приведшая к закрытию трех КПП из двух с Украины в Крым. Теперь же, официальные власти РФ, пытаясь скрыт произошедшее, придумывали страшные истории про артиллерию поддерживающую прорыв украинских диверсантов. В Киеве шутят – ФСБ очень нужно постараться, что бы выкопать воронки от украинских снарядов.

   Ну, и третья версия рассматриваемая экспертами. Путину нужно маленькая, победоносная война. Такая как Гитлеру в 1939, когда инсценировано нападение переодетыми в польскую форму немецких уголовников на радиостанцию в Гляйвице, или когда СССР начал войну с Финляндией, придумав обстрел финнами деревни Майнила.

   Заметим, что потом на Хельсинки полетели бомбы названные министром иностранных дел СССР Молотовым – «корзинами с хлебом для голодающих рабочих». И никто в СССР не говорил, что эти рабочие в те дни массово шли в финскую армию и били войска РККА. И чем закончилась финская война, тоже все помнят.

   Самое настораживающее в этой ситуации, пишет журналист Oleksandr Shtolko , что Путин уже объявил Украину страной террористом, что позволяет РФ, ну, как же сам Путин сказал, наносить удары по украинским военным объектам. И все будет по «закону», сам Путин назвал Украину – террористом. Чистота игры – Путин – террорист номер один, – напавший на Грузию, ворвавшийся на восток Украины, аннексировавший Крым, называет Украину террористом.

   Простите, великодушно — перифраз знаменитого анекдота: «Простите, кто кого.. бомбить должен?»

Диверсанты, иллюстративное фото

ПОЛИТЭМИГРАНТЫ В ЭСТОНИИ: Me räägime eesti keelt…

Как на духу — я, журналист, очень хочу жить в Эстонии. Даже группу одноименную в ФБ создал. А пишу об Эстонии немыслимо много. И даже с политиками эстонскими в Интернете дружу. . А совсем недавно  получил электронное гражданство» этой страны…

Только вот ничего хорошего гражданство это электронное не дает. Нет, ну. можно создать фирму вполне законно, потратить тысяч 250 евро и тогда вид на жительство получишь.. может быть, лет через пять… Ну, конечно можно набить лицо местному полицаю, позащищать экологию под надуманным предлогом и картинно быть стащенной с дерева полицией. Или быть недовольным попом. Не эстонским, а на территории бывшего СССР… И в Эстонию эскадронным маршем. Там примут.

Я уже несколько раз писал о достаточно странной политике Эстонии в предоставлении статуса политбеженца. Очень странная политика… Все, типа, обиженные рвутся в Эстонию. и ее власти, как настояшие демократически власти — дают им этот статус. Лично мне очень хочеться, чтобы Эстония ввела такую  себе «Ести кард» по примеру известной американской карты и ежегодно 10-30 человек приглашала  к себе. Отобрать — дело нехитрое.Кстати, несколько лет тому, когда в Эстонии был очередной бум, что русскоязычное население не желает брать эстонское гражданство, наша семья обратилась к властям Эстонии с письмом в котором предлагали открыто и публично принят эстонское гражданство в пику тем. кто его не желает. Ответа, как вы понимаете, не последовало.Уже потом умные и знающие люди поведали, что к сожалению людей с журналистской профессией в Эстонии переизбыток.. Не нужны мы оказались эстонии. Зато ей очень нужны перечисленные выше категории «политбеженцев». Себе что ли пойти попу или копу физиономию начистить?

 

 

Газета Постимеес опубликовала статью Ирины Рудык (очень эстонская фамилия), о состоянии дел с политэмигрантами в Эстонии.

 

Эстония – страна маленькая. Но гостеприимная. Об этом свидетельствуют многочисленные статьи политических эмигрантов и к ним примкнувших. Правда, если так вышло, что ты с Эстонией оказался связан, читать эти статьи, однозначно принимая на веру все то, что в них написано, получается плохо.

Особенно, когда авторы начинают восторженно рассказывать о том, что наконец-таки они попали в страну, где все для людей. Ну а если что-то не так, то уж они, раз приехали, все исправят, с ними ничего не случится и вообще «они же не такие».

Дайте на чай

Эмигрантов меж тем намного больше, и жизнь их складывается по-разному, просто не все переезжают с помпой, раздавая интервью десятками и активно занимаясь общественной деятельностью в новой стране. Многие просто тихо устраиваются на новом месте, не привлекая к себе внимания. Да и прессе жизнь условной Маши из Твери, работающей в детском саду города Кохтла-Ярве, интересна меньше, чем жизнь яркого оппозиционного деятеля.

Но, разумеется, государственный язык учат все. И медийные персоны, и нет. Для тех, чьей жизнью пресса интересуется, декларировать любовь к эстонскому и рвение к его постижению – хороший тон. Вот только надолго ли хватает этого рвения? И используют ли они эстонский в своей деятельности?

Об эпопее «Андрей Кузичкин и экзамен на B1» сам фигурант рассказал в подробностях и красках. Второй части (сдачи на B2) еще не было, но я с нетерпением жду. Тогда он, должно быть, перестанет посещать Ласнамяэ и Маарду и сможет пойти учителем русского языка в эстонскую школу (там сертификат B2 обязателен).

Остальные не отстают. Савва Терентьев, прибывший в Эстонию еще тогда, когда Кузичкин получал в России свою чиновничью зарплату, сразу после приезда разобрался, кто кого в Эстонии притесняет. И посетовал, что не больно-то и заставляют учить язык! Видимо, к нему нужно было приставить специального человека с плеткой. Для мотивации. Или ежемесячно гонять на экзамены.

«Когда я приехал в Эстонию, старался больше говорить по-английски. Не хотел, чтобы меня сопоставляли с местными русскими. Получался великолепный контакт, после этого можно было свободно общаться по-русски, – говорит он. – Я знаю, что у многих русских, которые живут здесь, укрепилась навязчивая идея, что их ущемляют при каждой возможности. Я здесь этого не видел, и иногда кажется, что это именно русские ущемляют эстонцев».

Не знаю, правда, зачем ему идеальный эстонский, если он подрабатывал уличными концертами. Когда ему удалось купить синтезатор, он стал играть на нем на улицах Таллинна и путешествовать автостопом по Эстонии. «Интересно, что в Тарту можно быстрее набрать денег на еду, чем в Таллинне», – замечает Терентьев. И сообщает, что однажды ему удалось получить чаевыми целых 400 евро! Кстати, чем сейчас занимается господин Терентьев и как у него с эстонским языком?

Стать сталкером

Артемий Троицкий в плане изучения эстонского языка от названных господ не отстает, хотя говорит, что он не политбеженец и даже не эмигрант. Свои навыки Троицкий успешно демонстрирует: активно рекламирует передачу на эстонском языке. Он кратко рассказывает слушателям о том, что это за передача, а также приглашает всех слушать эфир по воскресеньям. Такой скорости изучения эстонского языка можно только позавидовать.

Похвально: учитывая, что у господина Троицкого большие планы по поддержке интеллектуалов путем создания радиостанции «для мыслящих людей», госязык на высоком уровне ему пригодится. Вещать радиостанция, однако, будет на русском. Впрочем, это радио задумывается настолько элитным, что не будет обращаться к русским в Эстонии, которые «судят о России только по сериалам и программам новостей». Это странная прослойка общества. Грусть. Печаль. Пороха не нюхали, в России не жили, не заслуживают того, чтобы быть аудиторией радио «Сталкер».

   Ой, васильки, васильки, сколько вас выросло в поле…

Да, такому человеку и эстонский выучить – раз плюнуть. Но если уж у него возникнут затруднения, то на помощь придет Евгения Чирикова. Хоть она и приехала работать относительно недавно, но ей уже сейчас все понятно!

Правда, ее представления о связи языка и характера целого народа выглядят немного спорно, но простим ей, все-таки Чирикова – не филолог.

«Все разговоры о том, что невозможно выучить 14 падежей, – абсолютная глупость. У эстонского языка очень интересная структура, грамматика, но он проще в произношении. Пока учишь язык, начинаешь лучше понимать эстонцев. Я поняла, почему они такие спокойные и никогда не перебивают друг друга.

– Почему?

– У них вместо предлогов – послеслоги. Поэтому, чтобы понять, о чем говорит собеседник, нужно дослушать всю фразу до конца. Ты не можешь перебить, иначе не поймешь. И это страшно интересно. Так как открывает пласт языка».

Интересно, что послелоги, оказывается, обязательно располагаются в конце предложения, а предлогов в эстонском и вовсе нет. А ведь были, мало, но были… Впрочем, меня больше интересует, почему же носители русского языка умеют перебивать друг друга: ведь в русском в конце фразы может располагаться любой член предложения, как второстепенный, так и главный («Кошка спит на кресле – На кресле спит кошка – Кошка на кресле спит»). Исходя из логики Чириковой, в этом случае понимание смысла недослушанного предложения исключено.

Впереди нас ждет много увлекательных открытий, пока что Евгения Сергеевна признается, что не может даже понять новостей на эстонском, но за терпение и труд С1 дают. Мне сложно давать комментарии к следующей цитате, но, несомненно, идея о связи синтаксиса языка и рода деятельности его носителей заслуживает внимательного исследования. «Научилась объясняться в магазине. Чем мне еще нравится эстонский язык – это язык простых людей, они всегда в большинстве своем были сельскими людьми, хуторянами. Никаких сложноподчиненных, деепричастных оборотов нет».

Раз эстонский – простой язык, без сложноподчиненных конструкций, то через годик Евгения Сергеевна, несомненно, сможет написать книгу «Minu Eesti» (уже написана? Значит, еще какую-нибудь. Не хуже).

Правда, с интеграцией в культуру пока все еще не так радужно:

– У вас приколот к плащу василек, это знак «Кайтселийта». Вы состоите в этой организации?

– Нет, мне просто подарили знакомые, он хорошо подходит к моей одежде.

Для эколога, не поправляющего журналистку, видимо, что василек, что перелеска-sinilill – одно и то же. Российская оппозиция бурно возмущается георгиевскими ленточками – мол, неграмотный плебс цепляет их на сумки, машины, детские коляски, не понимая, что значит это сочетание цветов. Меж тем для представителя этой самой оппозиции носить весьма символически насыщенный знак кампании Anname au, не поддержав кампанию и вообще, по-видимому, не имея о ней представления, – нормально. Главное, чтобы хорошо к одежде подходил.

Я вольный вектор, я вечно вею

Впрочем, с клятвами любви и верности эстонскому языку и Эстонии лучше не переборщить. Вот например блогер и беженец Максим Ефимов, подогревший в прошлом году интерес к своей персоне предложением обменять себя на Кохвера и открытым письмом в Рийгикогу с просьбой о гражданстве. Высокий слог этого письма заслуживает цитаты:

«Живя в Эстонии и не являясь гражданином Эстонии, я существенно поражён в своих правах. Я, как и многие эстонцы, должен участвовать в конкурентной борьбе за выживание, искать свою экологическую нишу, не обладая при этом равными с эстонцами и другими гражданами Европейского союза правами. Я, например, не могу без бюрократических проблем поехать на работу в другую страну ЕС и находиться там легально больше трех месяцев. А ведь помимо этого существуют и другие, индивидуальные сложности в деле самореализации, например, языковой барьер, что делает мою борьбу и без того трудной».

В каком году, простите, господину Ефимову предоставили политическое убежище? В 2012-м? И до сих пор языковой барьер? Грустно. Вот госпожа Чирикова сразу бы объяснила, что сами виноваты – язык простых людей и учится просто!

А ведь как все хорошо начиналось! Еще в 2013 году Ефимов был очарован Эстонией и ее отношением к эмигрантам: «Я думаю, что успех иммигранта во многом зависит от него самого, а государство, как может, так в этом и помогает. Конечно, борьбу за место под солнцем никто не отменял. Но любой человек, прикладывающий усилия к тому, чтобы быть своим в чужой европейской стране, обязательно добьётся успеха». Почему же он сам не последовал примеру своих знакомых и не приложил усилия, чтобы стать своим и «хорошо устроиться»?

И зачем же, интересно, ехать на работу в другую страну ЕС? Неужели в Эстонии все так плохо? «Почему бы, например, не предоставить мне, политическому беженцу, хотя бы временное гражданство сроком на десять лет? Такие меры могли бы стать частью внешней политики Эстонии, ведь такие люди, как я, – это самая граждански активная часть населения России, в отношении которой применяются политические репрессии». Действительно – почему? Может быть, потому, что теперь Ефимов поет совсем иные песни. Вот свежайшее мнение (статья от 28 июля), оцените интонацию. Он «по-отечески» относится к приютившей его стране, но восторгов больше нет: «Я же всё про Эстонию понимаю. Ну какие тут новые партии со старыми членами? Какая социальная защита при пособии на ребенка 50 евро и по безработице 130 евро? Какие безграничные возможности в «Максиме» и суши-ресторане? Какая сменяемость власти, если ты сегодня – министр экономики, завтра – министр сельского хозяйства, а послезавтра – депутат Рийгикогу?»

Так зачем вам гражданство, господин Ефимов? Нет, понятно, что где-нибудь в Германии работа человеку с гражданством ЕС найдется легче, чем человеку без него, ну тогда бы в Германии и просили. Но все-таки я надеюсь на лучшее. Через год-два, думаю, страсти поутихнут, переехавшие в Эстонию медийные персоны начнут сочинять на эстонском стихи, разрушат остатки языкового барьера и продемонстрируют всем пример успешной интеграции. Там недалеко и до гражданства, и тогда, например, Андрей Кузичкин сможет реализовать свое предложение и возглавить новую русскую партию. И наступит мир и всеобщее благоденствие.

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА: КИЕВСКИЙ КРЕСТНЫЙ ХОД «ЗА МИР…»

 Гибридная война имеет самые разные формы и проявления. Вот и сейчас в Украине, где по нарастающей идут военные действия, скромно называемые антитеррористической операцией, гибридная война принимает самые, что изощренные формы. Принципам этой войны меня очень хорошо обучили на спецкурсе факультета журналистики университета…

   Я очень уважаю, чувства верующих людей, но когда религию и церковь прямо и не скрываясь, используют для уничтожения моей Украины – молчать не буду.

 

    Парадокс, но безусловное выполнение прав и свобод одних приводит к грубейшему нарушению прав и свобод других. Ежегодно на сакральном месте Киева Владимирской горке, проходит молебен в честь очередной годовщины Крещения Киевской Руси. Прямо возле памятника Владимира Крестителя.  Молились по очереди все заинтересованные конфессии, в том числе Киевский и Московский патриархаты. Хорошо организовано, красиво и без драки. Мероприятие обыденное и особого внимания не привлекающее. Только не в этом году, когда Кремль развязавший военные действия в Украине использует все для дестабилизации ситуации. Гибридная война, в которой все средства хороши.

 

   Примерно пролтора месяца тому Московский Патриархат Украинской Православной Церкви объявил о Крестном Ходе с запада и востока Украины Почаевская и Святогорская лавры,  с последующим молебном на традиционном месте. Однако уже Крещении Киевской Руси речь уже не шла, говорили о «мире и любви». Большинство украинцев хорошо знающих о пророссийской политике УПЦ МП, сразу же поняли в чем дело. А сам крестный ход был изначально очень странен – верующие, обвешанные георгиевскими ленточками, называемые в Украине колорадским, не шли, их везли в автобусах. И только для телевизионной картинки их выпускали пройтись по дороге.

    Многие местные органы власти – поселковые, сельские и городские советы приняли решение о запрете прохода крестного хода через свои территории. А появление на телевизионных картинках пророссийской символики на верующих, завершилось грандиозным скандалом. На это все хором отреагировала российская пресса, назвав УПЦ МП «церковью мученицей», что вызвало недобрую улыбку в Украине.

    А когда желающим «помолиться за мир», проукраинские силы предложили изменить маршрут в сторону Москвы, т. е. столицы страны агрессора, то в ответ пошли нецензурные выражения.

    А потом началось то, чего и ожидали, на пути верян вдруг начали появляться закладки боевых гранат, вовремя обезвреженные силовиками. Заложено было таким образом, что в случае взрыва жертвы были бы неизбежны…

       После чего, разозленные этим фактом организаторы заявили, что они за состав хода и безопасность оного не отвечают, что вызвало еще больший скандал. И силовые структуры, приняв соответствующую позицию, приняли единственно правильное решение – жесткий контроль контрразведки и профилактические беседы с наиболее вменяемыми организаторами акции. Все понимали, что может быть большая кровь и беспорядки.

  

27 июля «крестный ход» вошел в Киев.

Организаторы, задекларировавшие около 50 тыс. участников, идущих на молитву под девизом «За мир и любовь», такого количества не набрали. Про  первоначальную цель  «Крестного Хода» — очередную годовщину Крещения Киевской  Руси, уже никто не вспоминал. …

   А самым удивительным было фото,  взорвавшее украинский сегмент интернета, в колонне желающих «помолиться за мир», были замечены люди в рясах одетых поверх камуфляжа и явно с армейским жаргоном и выправкой…

А поведение и разговоры некоторых святых отцов, тянули  на статью хулиганство.

  Телеканал, транслирующий молебен в прямом эфире, тщательно избегал упоминания о Крещении Киевской Руси.

К моменту начала молебна — насчитывалось около 10 тыс. людей.  Полиция, Служба Безопасности и Национальная Гвардия сделала то, что и должна была сделать – поставили металлодетекторы, пропуская на место сбора по паспортам и только граждан Украины.  Потом министр МВД Аваков заявил, что были изъяты ножи и колющие предметы.. А самыми пострадавшими оказались люди, работающие в организациях находящихся в центре Киева и опоздавшие на работу. Их тоже пропускали через рамки и тщательно проверяли сумки и рюкзаки…

    А большинство простых киевляне, решив не ввязываться в потенциальную драку, наблюдали действо на телевизионных экранах…

   А Киевский Патриархат Украинской православной церкви повела свой Молебен в честь Крещения Киевской Руси 28 июля без истерики и провокаций, после того как президент Порошенко встретился с иерархами всех религиозных общин Украины и провел очень откровенный разговор.

В ети жестко высмеяли крестный ход «За мир»

%d такие блоггеры, как: