ПОЛИТЭМИГРАНТЫ В ЭСТОНИИ: Me räägime eesti keelt…

Как на духу — я, журналист, очень хочу жить в Эстонии. Даже группу одноименную в ФБ создал. А пишу об Эстонии немыслимо много. И даже с политиками эстонскими в Интернете дружу. . А совсем недавно  получил электронное гражданство» этой страны…

Только вот ничего хорошего гражданство это электронное не дает. Нет, ну. можно создать фирму вполне законно, потратить тысяч 250 евро и тогда вид на жительство получишь.. может быть, лет через пять… Ну, конечно можно набить лицо местному полицаю, позащищать экологию под надуманным предлогом и картинно быть стащенной с дерева полицией. Или быть недовольным попом. Не эстонским, а на территории бывшего СССР… И в Эстонию эскадронным маршем. Там примут.

Я уже несколько раз писал о достаточно странной политике Эстонии в предоставлении статуса политбеженца. Очень странная политика… Все, типа, обиженные рвутся в Эстонию. и ее власти, как настояшие демократически власти — дают им этот статус. Лично мне очень хочеться, чтобы Эстония ввела такую  себе «Ести кард» по примеру известной американской карты и ежегодно 10-30 человек приглашала  к себе. Отобрать — дело нехитрое.Кстати, несколько лет тому, когда в Эстонии был очередной бум, что русскоязычное население не желает брать эстонское гражданство, наша семья обратилась к властям Эстонии с письмом в котором предлагали открыто и публично принят эстонское гражданство в пику тем. кто его не желает. Ответа, как вы понимаете, не последовало.Уже потом умные и знающие люди поведали, что к сожалению людей с журналистской профессией в Эстонии переизбыток.. Не нужны мы оказались эстонии. Зато ей очень нужны перечисленные выше категории «политбеженцев». Себе что ли пойти попу или копу физиономию начистить?

 

 

Газета Постимеес опубликовала статью Ирины Рудык (очень эстонская фамилия), о состоянии дел с политэмигрантами в Эстонии.

 

Эстония – страна маленькая. Но гостеприимная. Об этом свидетельствуют многочисленные статьи политических эмигрантов и к ним примкнувших. Правда, если так вышло, что ты с Эстонией оказался связан, читать эти статьи, однозначно принимая на веру все то, что в них написано, получается плохо.

Особенно, когда авторы начинают восторженно рассказывать о том, что наконец-таки они попали в страну, где все для людей. Ну а если что-то не так, то уж они, раз приехали, все исправят, с ними ничего не случится и вообще «они же не такие».

Дайте на чай

Эмигрантов меж тем намного больше, и жизнь их складывается по-разному, просто не все переезжают с помпой, раздавая интервью десятками и активно занимаясь общественной деятельностью в новой стране. Многие просто тихо устраиваются на новом месте, не привлекая к себе внимания. Да и прессе жизнь условной Маши из Твери, работающей в детском саду города Кохтла-Ярве, интересна меньше, чем жизнь яркого оппозиционного деятеля.

Но, разумеется, государственный язык учат все. И медийные персоны, и нет. Для тех, чьей жизнью пресса интересуется, декларировать любовь к эстонскому и рвение к его постижению – хороший тон. Вот только надолго ли хватает этого рвения? И используют ли они эстонский в своей деятельности?

Об эпопее «Андрей Кузичкин и экзамен на B1» сам фигурант рассказал в подробностях и красках. Второй части (сдачи на B2) еще не было, но я с нетерпением жду. Тогда он, должно быть, перестанет посещать Ласнамяэ и Маарду и сможет пойти учителем русского языка в эстонскую школу (там сертификат B2 обязателен).

Остальные не отстают. Савва Терентьев, прибывший в Эстонию еще тогда, когда Кузичкин получал в России свою чиновничью зарплату, сразу после приезда разобрался, кто кого в Эстонии притесняет. И посетовал, что не больно-то и заставляют учить язык! Видимо, к нему нужно было приставить специального человека с плеткой. Для мотивации. Или ежемесячно гонять на экзамены.

«Когда я приехал в Эстонию, старался больше говорить по-английски. Не хотел, чтобы меня сопоставляли с местными русскими. Получался великолепный контакт, после этого можно было свободно общаться по-русски, – говорит он. – Я знаю, что у многих русских, которые живут здесь, укрепилась навязчивая идея, что их ущемляют при каждой возможности. Я здесь этого не видел, и иногда кажется, что это именно русские ущемляют эстонцев».

Не знаю, правда, зачем ему идеальный эстонский, если он подрабатывал уличными концертами. Когда ему удалось купить синтезатор, он стал играть на нем на улицах Таллинна и путешествовать автостопом по Эстонии. «Интересно, что в Тарту можно быстрее набрать денег на еду, чем в Таллинне», – замечает Терентьев. И сообщает, что однажды ему удалось получить чаевыми целых 400 евро! Кстати, чем сейчас занимается господин Терентьев и как у него с эстонским языком?

Стать сталкером

Артемий Троицкий в плане изучения эстонского языка от названных господ не отстает, хотя говорит, что он не политбеженец и даже не эмигрант. Свои навыки Троицкий успешно демонстрирует: активно рекламирует передачу на эстонском языке. Он кратко рассказывает слушателям о том, что это за передача, а также приглашает всех слушать эфир по воскресеньям. Такой скорости изучения эстонского языка можно только позавидовать.

Похвально: учитывая, что у господина Троицкого большие планы по поддержке интеллектуалов путем создания радиостанции «для мыслящих людей», госязык на высоком уровне ему пригодится. Вещать радиостанция, однако, будет на русском. Впрочем, это радио задумывается настолько элитным, что не будет обращаться к русским в Эстонии, которые «судят о России только по сериалам и программам новостей». Это странная прослойка общества. Грусть. Печаль. Пороха не нюхали, в России не жили, не заслуживают того, чтобы быть аудиторией радио «Сталкер».

   Ой, васильки, васильки, сколько вас выросло в поле…

Да, такому человеку и эстонский выучить – раз плюнуть. Но если уж у него возникнут затруднения, то на помощь придет Евгения Чирикова. Хоть она и приехала работать относительно недавно, но ей уже сейчас все понятно!

Правда, ее представления о связи языка и характера целого народа выглядят немного спорно, но простим ей, все-таки Чирикова – не филолог.

«Все разговоры о том, что невозможно выучить 14 падежей, – абсолютная глупость. У эстонского языка очень интересная структура, грамматика, но он проще в произношении. Пока учишь язык, начинаешь лучше понимать эстонцев. Я поняла, почему они такие спокойные и никогда не перебивают друг друга.

– Почему?

– У них вместо предлогов – послеслоги. Поэтому, чтобы понять, о чем говорит собеседник, нужно дослушать всю фразу до конца. Ты не можешь перебить, иначе не поймешь. И это страшно интересно. Так как открывает пласт языка».

Интересно, что послелоги, оказывается, обязательно располагаются в конце предложения, а предлогов в эстонском и вовсе нет. А ведь были, мало, но были… Впрочем, меня больше интересует, почему же носители русского языка умеют перебивать друг друга: ведь в русском в конце фразы может располагаться любой член предложения, как второстепенный, так и главный («Кошка спит на кресле – На кресле спит кошка – Кошка на кресле спит»). Исходя из логики Чириковой, в этом случае понимание смысла недослушанного предложения исключено.

Впереди нас ждет много увлекательных открытий, пока что Евгения Сергеевна признается, что не может даже понять новостей на эстонском, но за терпение и труд С1 дают. Мне сложно давать комментарии к следующей цитате, но, несомненно, идея о связи синтаксиса языка и рода деятельности его носителей заслуживает внимательного исследования. «Научилась объясняться в магазине. Чем мне еще нравится эстонский язык – это язык простых людей, они всегда в большинстве своем были сельскими людьми, хуторянами. Никаких сложноподчиненных, деепричастных оборотов нет».

Раз эстонский – простой язык, без сложноподчиненных конструкций, то через годик Евгения Сергеевна, несомненно, сможет написать книгу «Minu Eesti» (уже написана? Значит, еще какую-нибудь. Не хуже).

Правда, с интеграцией в культуру пока все еще не так радужно:

– У вас приколот к плащу василек, это знак «Кайтселийта». Вы состоите в этой организации?

– Нет, мне просто подарили знакомые, он хорошо подходит к моей одежде.

Для эколога, не поправляющего журналистку, видимо, что василек, что перелеска-sinilill – одно и то же. Российская оппозиция бурно возмущается георгиевскими ленточками – мол, неграмотный плебс цепляет их на сумки, машины, детские коляски, не понимая, что значит это сочетание цветов. Меж тем для представителя этой самой оппозиции носить весьма символически насыщенный знак кампании Anname au, не поддержав кампанию и вообще, по-видимому, не имея о ней представления, – нормально. Главное, чтобы хорошо к одежде подходил.

Я вольный вектор, я вечно вею

Впрочем, с клятвами любви и верности эстонскому языку и Эстонии лучше не переборщить. Вот например блогер и беженец Максим Ефимов, подогревший в прошлом году интерес к своей персоне предложением обменять себя на Кохвера и открытым письмом в Рийгикогу с просьбой о гражданстве. Высокий слог этого письма заслуживает цитаты:

«Живя в Эстонии и не являясь гражданином Эстонии, я существенно поражён в своих правах. Я, как и многие эстонцы, должен участвовать в конкурентной борьбе за выживание, искать свою экологическую нишу, не обладая при этом равными с эстонцами и другими гражданами Европейского союза правами. Я, например, не могу без бюрократических проблем поехать на работу в другую страну ЕС и находиться там легально больше трех месяцев. А ведь помимо этого существуют и другие, индивидуальные сложности в деле самореализации, например, языковой барьер, что делает мою борьбу и без того трудной».

В каком году, простите, господину Ефимову предоставили политическое убежище? В 2012-м? И до сих пор языковой барьер? Грустно. Вот госпожа Чирикова сразу бы объяснила, что сами виноваты – язык простых людей и учится просто!

А ведь как все хорошо начиналось! Еще в 2013 году Ефимов был очарован Эстонией и ее отношением к эмигрантам: «Я думаю, что успех иммигранта во многом зависит от него самого, а государство, как может, так в этом и помогает. Конечно, борьбу за место под солнцем никто не отменял. Но любой человек, прикладывающий усилия к тому, чтобы быть своим в чужой европейской стране, обязательно добьётся успеха». Почему же он сам не последовал примеру своих знакомых и не приложил усилия, чтобы стать своим и «хорошо устроиться»?

И зачем же, интересно, ехать на работу в другую страну ЕС? Неужели в Эстонии все так плохо? «Почему бы, например, не предоставить мне, политическому беженцу, хотя бы временное гражданство сроком на десять лет? Такие меры могли бы стать частью внешней политики Эстонии, ведь такие люди, как я, – это самая граждански активная часть населения России, в отношении которой применяются политические репрессии». Действительно – почему? Может быть, потому, что теперь Ефимов поет совсем иные песни. Вот свежайшее мнение (статья от 28 июля), оцените интонацию. Он «по-отечески» относится к приютившей его стране, но восторгов больше нет: «Я же всё про Эстонию понимаю. Ну какие тут новые партии со старыми членами? Какая социальная защита при пособии на ребенка 50 евро и по безработице 130 евро? Какие безграничные возможности в «Максиме» и суши-ресторане? Какая сменяемость власти, если ты сегодня – министр экономики, завтра – министр сельского хозяйства, а послезавтра – депутат Рийгикогу?»

Так зачем вам гражданство, господин Ефимов? Нет, понятно, что где-нибудь в Германии работа человеку с гражданством ЕС найдется легче, чем человеку без него, ну тогда бы в Германии и просили. Но все-таки я надеюсь на лучшее. Через год-два, думаю, страсти поутихнут, переехавшие в Эстонию медийные персоны начнут сочинять на эстонском стихи, разрушат остатки языкового барьера и продемонстрируют всем пример успешной интеграции. Там недалеко и до гражданства, и тогда, например, Андрей Кузичкин сможет реализовать свое предложение и возглавить новую русскую партию. И наступит мир и всеобщее благоденствие.

Реклама
Both comments and trackbacks are currently closed.
%d такие блоггеры, как: