Tag Archives: Имиграция

УКРАИНСКАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА ИЗ ЛУГАНСКА — ЭСТОНИЯ МОЯ ВТОРАЯ РОДИНА

В Эстонии часть русскоязычных, крайне недовольны, что необходимо знать эстонский язык, а также просто уважать страну, в которой живешь.
Под этим соусом создаются несметное количество разнообразных «общественных организаций» и «союзов» — деятельность которых более чем однозначно проросийского направления, и направлена на подрыв безопасности Эстонии.
Раздаются провокационные, ничем не обоснованные заявления о «утеснении», «унижении», «принуждении»… Просто иногда становиться противно. Ну, не нравиться тебе страна Эстонии – вали к такой матери в родную Россию. Там вроде не «понуждают» и не «утесняют». И язык – родной – русский.. без вариантов.
Впрочем, заметка не о том, как должно работать КаПо, и что оно должно делать.
Газета «Постимес» приводит историю учительницы из Луганска – Ангелины. Согласитесь, Луганск самый, что ни на есть русскоязычный регион. Ни украинский, ни эстонский язык и культуру там особо не жалуют
Итак… газета рассказывает историю Ангелины Мюллюмяки (по мужу). Работала себе в Луганске, преподавала украинский язык, пока в конце 90-х не встретила выходца из Эстонии. Дело молодое – молодые люди решили оформить свои отношения. Однако Дима, так зовут мужа, настоял на переезде новоиспеченной супруги в Эстонии, город Нарва. Следует сказать, что Ангелина по приезде в Нарву имела весьма смутное представление об эстонском языке.
«Постимес» пишет, что пример Ангелины пример того, что эстонским языком можно овладеть и в русской Нарве: Ангелина, которая до брака с эстоноземельцем не знала ни слова по-эстонски, защитила на эстонском языке диплом магистра, является преподавателем эстонского языка с двенадцатилетним стажем и делает нотариальные переводы на эстонский язык. «Любой человек, независимо от способностей, может выучить любой язык — нужно только потрудиться», — убеждена она.

Три года ожидания
Ангелина родилась и выросла на Украине, ее мама — преподаватель украинского языка и литературы с 44-летним стажем. «Любовь к родному языку нам с сестрой привила мама, которая обожала свою работу. Неудивительно, что и мы с сестрой пошли по ее стопам», — рассказывает Ангелина, получившая на родине два высших образования — преподаватель французского и преподаватель украинского языка.

С будущим мужем, нарвитянином Дмитрием Мюллюмяки, у которого есть и финские, и украинские корни, Ангелина познакомилась, когда он приезжал погостить к своим родственникам в Луганск.

«Дима сразу понравился мне своей добротой, уважительным отношением. Стали переписываться, через год он приехал к нам погостить. Я открывала в своем будущем муже все больше замечательных качеств», — рассказывает Ангелина.

«В 1997 году мы решили пожениться. Пришли в нарвский загс, думая, что нам назначат дату через месяц-полтора. А нам предложили расписаться в тот же день. Мы так и сделали, а на следующий день мне уже пришлось уехать обратно на работу в Украину. На прощанье муж сказал: «Увольняйся и переезжай ко мне», — вспоминает Ангелина. Но ждать вида на жительство ей пришлось три года.

Отказы по причине исчерпанных квот приходили дважды. «В то время в коридорах департамента мне пришлось выслушать от других ходатайствующих много историй о том, как почти невозможно получить вид на жительство в Эстонии.

Но Дима не сдавался, он проявил огромное терпение, и я очень благодарна ему за это», — вспоминает она. Как-то, приехав в Нарву, она обнаружила телефонный счет — на звонки Ангелине в Украину муж потратил полторы тысячи крон, по тем временам — бешеные деньги.

Добрый знак
Пока вида на жительство не было, Ангелина могла приезжать в Эстонию только на три месяца в году. Первое знакомство с эстонским языком у нее началось с изучения тех бумаг, которые она доставала из почтового ящика — счетов и рекламных каталогов, и с помощью словаря она довольно быстро научилась понимать эти простые тексты.

Когда Ангелина отправилась в одну из нарвских гимназий, чтобы узнать, можно ли получить работу учителя французского языка, директор заявил ей: «Вот будет у вас вид на жительство, документ о владении эстонским языком — тогда и будем разговаривать». «Почему-то это меня настолько завело, что я тут же нашла курсы эстонского языка и записалась на них», — вспоминает Ангелина.

Она считает везением, что ее первой учительницей эстонского была известный в Нарве преподаватель эстонского языка Тийу Выхма, открывшая в Нарве собственные курсы. «У Тийу отработанная, четкая сис¬тема, к тому же хорошее чувство юмора — заниматься на курсах было удовольствием. И именно Тийу первая сказала мне: «У тебя так хорошо получается, что со временем сама сможешь учить других эстонскому языку».

В конце 2000 года украинка наконец-то получила вид на жительство в Эстонии. Документы из Департамента гражданства и миграции пришли 23 декабря, в день святой Ангелины. «Я тогда подумала — добрый знак. Так и вышло. В Эстонии я смогла реализовать себя и в профессии, и как любящая супруга», — считает Ангелина.

Вторая родина
Сейчас она преподает сразу три языка: в Нарвской гуманитарной гимназии — эстонский и французский, в воскресной школе украинского землячества — украинский язык и литературу и, по ее словам, все три языка — любимые. По эстонскому языку у нее для каждого класса толстые папки с собственными разработками — рабочими листами, наглядными пособиями.

Иногда за подготовкой к урокам приходится засиживаться до часу ночи. Каторжная работа? «Захватывающая, — говорит Ангелина. — Когда у детей на уроках горят глаза, чувствуешь, что потрудилась не зря».

В украинской воскресной школе «Злагода» (что означает «согласие») занятия начинаются в одиннадцать утра — в уютной, почти домашней обстановке дети читают и разучивают стихи, изучают украинскую грамматику.

Работа в землячестве связывает ее с родиной — это возможность окунуться в родную речь, вспомнить знакомые с детства песни — Ангелина ведет почти все концерты, которые устраивает землячество: «Вот только в хоре землячества пока не пою — времени не хватает, хотя давно им обещаю, что вместе с мужем будем ходить на репетиции».

Она бережно хранит почетные грамоты посольства Украины в Эстонии — за организацию работы воскресной школы «Злагода» и вклад в развитие сотрудничества между Эстонией и Украиной.

Три года ожидания вида на жительства дались нелегко. «Это было серьезное испытание для нас. И все же Эстония очаровала меня своим дружелюбием — прежде всего, конечно, сыграло роль то, что семья мужа сразу признала меня своей и окружила любовью и вниманием.

Но очень важно, что и во время обучения, и на работе я постоянно встречала хороших, отзывчивых людей. Поэтому я чувствую себя здесь так же хорошо, как дома — здесь моя вторая родина», — говорит Ангелина Мюллюмяки.

Ангелины Мюллюмяки

фото из газеты .Рostimees

НЬЮ ЙОРК. ПАССАЖИРЫ ЭКСКУРСИОННОГО АВТОБУСА

Они по разному оказались за пределами Украины. И судьбы у них тоже разные. Кому то повезло с родственниками, кто то устроился сам и успешно ведет бизнес. Сегодня история одного из иммигрантов последней волны осевшего в США.

Как он говорит в «Столице Мира» — городе Нью Йорк

Итк – бывший киевлянин, Ярослав Бондаренко, еще совсем недавно водил экскурсии по Киеву. Несколько лет назад уехав по контракту в США – остался там на вполне законных основаниях. Имеет собственный небольшой магазин компьютерной мелочевки, а в свободное время….

Последние два месяца горячего туристического сезона в «столице мира», я подрабатываю гидом-экскурсоводом. Пока «на дядю», крупнейшего туроператора Нью-Йорка, но в планах, конечно, является переход к самостоятельной деятельности, и для этого опыта я, собственно, и пошел возить туристов на двухэтажных открытых автобусах по городу. Хочу сделать небольшой обзор «качества» самих туристов, так сказать, извне, с первого взгляда. Каждый день я веду экскурсии для 200-250 туристов, со всего мира, и уже насмотрелся их, всевозможных и разных.

— Самые приятные туристы — американцы, канадцы и ирландцы. Они всегда слушают экскурсию, задают интересные вопросы, всегда улыбаются, смеются, «имеют фан», реагируют на шутки, и вообще — няшки и душки, ибо они — в отпуске, а в отпуске «положено» получать фан ежесекундно. Почти всегда оставляют чаевые, и немаленькие.
Почти такие же — австралийцы, англичане и шотландцы. Все то же, но чаевых оставляют меньше. Они всегда улыбаются, и в хорошем настроении;
Далее следуют скандинавы, голландцы и немцы. Они мало оставляют чаевых, но зато всегда внимательно слушают экскурсию, задают вопросы и делают то, что им говоришь. Очень воспитанные и приличные. И вообще — мое отношение к немцам изменилось в еще лучше после того, как начал возить эти автобусы. Немцы — очень приятные люди.
— Далее идет очень большая группа — латиносы и бразильцы. Этих очень много, они почти никогда не оставляют чаевых, и слушают кое-как, потому что не очень петрають на английском (все экскурсии проводяться на английском языке), где-то на троечку. Бывают разные, в основном, приятные люди более-менее.

Мексиканцы себя чувствуют как дома, и поэтому очень часто обращаются ко мне сразу испанском, не парясь о инглиш, и зачастую очень удивляются, что нет перевода на испанский. Бразильцев – море.. Редко бывает, чтобы на автобусе не было бразильца. Веселые и шумные, но не проблемные. На скромное «спасибо за ваши щедроты», всегда хлопают в ладоши, радуются, могут даже обнять и поцеловать, но никогда, ни цента не оставляют. И вообще, когда слышат что-либо сказанное на португальском, очень рады, в отличие от испаноязычных латиносов, которые думают, что инглиш в Нью-Йорке — это что-то лишнее…
— Отдельной группой идут индусы и примкнувшим к ним пакистанцы, бангладешцы, непальцы или ланкийцы. Это беда. Но небольшая. То есть — большая, многочисленная, их заходит по 6-10-15 человек, сразу полдюжины детей, двумя дедушками в колясках и небольшим слоном, который несет их «чамайданы». Они все прекрасно понимают английский, слушают экскурсию, задают больше всех интересных вопросов (это я люблю), но никогда-никогда не оставляют чаевых. Если индус оставляет чаевые, это значит, что он уже лет 20 здесь живет в Штатах, или родился здесь. И такое бывает раз в месяц, не чаще. Индусы — это неизбежная реальность, которую очень легко пережить — они малошумные и незлобливые, а наоборот, достаточно дружелюбны, или нейтральные.
— Самые гнусные и омерзительно туристы — итальянцы  и французы, иногда еще бывают испанцы, но их так мало, что они не считаются. Я не могу сказать, кто из них хуже — итальянцы или французы, ибо и тем и другим — нужно запретить въезд в приличные страны … (Пардон за шовинизм, но уже из песни слов не выкинешь). Эти никогда не слушают, потому что абсолютно не понимают английского, при этом орут всегда громче, чем работает дизельный двигатель автобуса и ведут себя нагло, злобно, никогда не улыбаются, никогда не идут на контакт, всегда какие-то мрачные, озлобленные лица, плюс, конечно, ни один из них не оставит ни копейки, потому жлобы они. В дополнение — не умеют себя вести никогда — всегда оставляют после себя какой-то мусор, всегда встают с сидений, когда этого делать нельзя (весь автобус сидит, а эти дикари встают, пока не получают в лоб ветвью, или их насильно не посадят окружающие нормальные туристы). Иногда им приходится делать замечания (в основном, чтобы не кричали и сидели), так только они и обижаются. Если такое замечание сделать кому-либо (всегда очень вежливо) — все относятся к этому с пониманием и затыкаются в 95%, а эти придурки — почти никогда, еще и начинают пыхтеть еще громче. Лишь два раза за все время у меня было исключение — очень приличные две семьи из Северной Италии — сидели смирно и слушали. Редкость страшная. Изменил отношение к Франции и Италии кардинально;
— «Наши» — очень малочисленная группа… Этих есть две категории — тихие и беспроблемные — москвичи с нормальным Инглиш, очень большим объективом на камере и щедрыми чаевыми, и перепуганные «все остальные» — опечаленные лица, минимум понимания в глазах и минимум контакта. Некоторые даже «спасибо» не говорят, а прошмигують из автобуса, словно мыши. Последняя категория, кстати, еще и отмечается тем, что всегда говорит что-то такое: «О, так вы и по-нашему умеете! Земляк! Значит, экскурсия нам по-русски будете вести? Ну, хатя бы немножко!» И очень удивляются, когда им говоришь, что пардон, господа, но эта экскурсия — на английском;
— Все остальные страны ничем особенным не выделяються. Японцы и корейцы — очень тихие и приличные, или никогда не оставляют чаевых, или оставляют по-богатому. Всегда молчат и ведут себя очень приятно. Китайцев бывает очень и очень мало — может несколько в месяц в сезон. Наверное, потому, что у них есть свои, китайские экскурсионные автобусы.. Другая Европа представлена ​​очень редко. Иногда проскакивают швейцарцы, в основном, немецкоязычные, очень редко — поляки-чехи-венгры.

Румыны, к моему удивлению, всегда оставляют чаевые. Еще не попадалось мне ни туриста по бывшей Югославии. Летом было много южноафриканцев, а вот с черной Африки у меня было всего парочка туристов — одни из Эфиопии, и очень шикарная пара — вся в при параде, в золоте и в белой одежде — с Нигерии. Ту брюнетку с Нигерии помню до сих пор – Очень сексуальная дама — под 1.90 ростом, есть за что подержаться, и вся какая-то «королевна дикарей».

А вообще-то количество туристов в сезон — просто поражает … 52 миллиона туристов елут отовсюду к «столице мира» и мне очень хочется отломать от этого пирога свою крошку, для чего, собственно, и была получена лицензия на туристическую деятельность, и пришлось мне набираться опыта. Что удивляет, так это то, что 95% туристов не интересует история или информация о городе. Большинство вопросов — о том, сколько что стоит, куда пойти на шоппинг, где пожрать, и «где живет Мадонна / Джессика Паркер / Джулия Робертс» … Большинство народа ужасно боится пользоваться метро, ​​и тратят шальные деньги и лишнее время, чтобы использовать наши автобусы в качестве транспорта, вместо в десять раз более дешевого, комфортного и быстрого метро.

Экскурсовод Ярослав Бондаренко

%d такие блоггеры, как: