Tag Archives: Штолько

ЭСТОНИЯ: ДЕНЬ ВОССТАНОВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ (ВИДЕО)

26 лет назад, 20 августа 1991 года в 23:03 Верховный Совет Эстонской Республики 69 голосами «за» принял Постановление «О независимости Эстонской Республики», прекратив советскую оккупацию и восстановив независимость Эстонии.

Я, 19 августа 1991 года, молодой и борзый журналист наблюдал по иностранным теленовостям, как на Таллинн идет колонна советской бронетехники. Потом я даже статью в эстонский Постимеес написал. Ее и привожу.

Было это в августе 1991 года. Как раз в дни ГКЧП. Нужно было видеть растерянность чиновников в первые полтора дня путча. Впрочем, не удивительно, даже журналисты, к числу которых принадлежу и я — мягко говоря, «дергались». Впрочем, речь об Эстонской Республике.
   В первый день путча пошел я в одно уважаемое международное учреждение УССР брать интервью у заместителя министра. А тот, перепуганный происходящим, не желает со мной говорить в тему. Приветливый чиновник травил байки, вливал в меня «чай, кофе, минералку и коньяк», но про путч говорить не желал.
На стене его кабинета висел здоровенный телевизионный экран, на котором шла спутниковая трансляция международных новостей.Вот на экране появилась вертолетная съемка танковой колонны, целеустремленно идущей по шоссе. И титры, в которых в переводе на русский было написано: советские танки приближаются к Таллинну… После прочтения этого мне уже было не до замминистра. Ему, что характерно, увидевшему ту же картинку, — тоже.Не сговариваясь, мы влились в кресла и смотрели репортаж до конца. Поскольку у меня много друзей и приятелей в Таллинне — испугался я за них не на шутку. Недолго думая, попросил у разлюбезного чиновника разрешения позвонить в Таллинн.«Ну, звони, если еще связь есть», — разрешил он. Я схватился за аппарат. Набрал первый номер, который помнил — славной девушки-журналистки из Таллинна. И почти крича в трубку: «Солнце, на вас идут русские танки, спасайтесь…»А в ответ — фраза с эстонским акцентом, достойная бойца противотанковой роты: «… ну, будут гореть в таллиннских закоулках».Поскольку  разговор был по громкой связи, находившиеся в кабинете чиновник и его секретарь согнулись от хохота… А потом, когда танки дошли до Таллинна, парламент уже провозгласил независимость…

 

С ПРАЗДНИКОМ, ЭСТОНИЯ!!!

 

Реклама

АЛЕКСАНДР ШТОЛЬКО: ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ 99 ЛЕТ

Сегодня Эстонской Республике 99 лет. Она выстояла, потом и кровью отстояла свою государственность.

 

Журналист Александр Штолько говорит, что Украине нужно многому учиться у Эстонии. И даже не смотря на то, что размеры стран и численность населения сравнению не подлежат. Украина это более 40 миллионов населения, а  жителей Эстонии — как половина киевлян. Со всеми вытекающими последствиями. Как социальными, так и политическими — говорит журналист.

По его мнению, Эстония едва ли не единственная страна, которая смогла реально вырваться с постсоветского пространства во всех смыслах. А сосед — Россия, как и в ситуации с аналогичными попытками Украины, испытывает приступы то ли  политического бешенства, то ли политического страха потерять контроль над этими странами. В отношении Украины — все просто, еще в 1918 году один вождь сказал другому: «Потеряв Украину — мы потеряем голову» — и войска РФ вошли в Украину, утопив в крови Украинскую Народную Республику

В Эстонии все было гораздо интереснее — она вступила в Освободительную Войну и выиграла ее. И продержалась республика до начала Второй Мировой.  А потом была советская оккупация — арест Президента Пятса, и до 1991 года Эстония опять была оккупирована.

Да, и еще интересный факт, говорит Александр Штолько, когда  после Второй Мировой было создано эстонское правительство в изгнании, то это правительство ВЫДАВАЛО ПАСПОРТА Эстонской Республики. И их признавали практически везде, ну, кроме СССР

Политический рассвет пришел после развала СССР. Эстония стала опять независимой и лучшей среди стран бывшего СССР. За что, говорит журналист, она пользуется громадным уважением и популярностью.

С праздником, ЭСТОНИЯ!

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С ДНЕМ НЕЗАВИСИМОСТИ, ЭСТОНИЯ!

 

АНДРЕЙ КУЗИЧКИН: ПИСЬМА С УКРАИНЫ

Эстонская газета ПОСТИМЕЕС опубликовала прекрасный материал к посвященный Украине. Автор его — Андрей Кузичкие, получивший статус политбеженца в Эстонии.
24 августа в Украине праздновали День Независимости.

В этот день ровно 25 лет назад Верховная Рада (парламент) Украины приняла декларацию о государственном суверенитете страны. Бывшие советские республики выстроились в очередь на выход из СССР после провала коммунистического путча в августе 1991 года в Москве. Украина была в очереди следующая после стран Балтии и Грузии. Судьба 15 новых независимых государств, появившихся на постсоветском пространстве в 1991 году, сложилась по-разному.

В современной истории каждой страны были свои драмы, кризисы и даже войны. Однако, пожалуй, именно на долю Украины выпала самые нелегкие испытания. Две народные революции случились в Киеве в 2004 и 2013/2014 годах. Были и человеческие жертвы. Свыше 100 человек погибли в 2014 году в результате противостояния между протестующими и властями в центре Киева на Майдане.

   Но именно украинская государственность стала главной жертвой этих драматических событий. Владимир Путин, ослепленный яростью после бегства своего ставленника Виктора Януковича из Киева, отдал приказ об оккупации Украины. Первым пал Крым, оккупированный российскими войсками в феврале 2014 года. Затем российские войска вторглись в Донбасс, поддержав пророссийских сепаратистов.

   Цель Кремля была понятна: не допустить союза Украины с Европой, разрушить украинское государство и создать российский сателлит – псевдогосударство «Новороссию». Российское руководство планировало, что на территории Луганской, Донецкой, Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Одесской областей будут провозглашены «народные республики». Затем эти «республики» обратятся за военной помощью к России, чтобы защитить русскоязычное население региона от «украинских фашистов».

   Таким образом, весь восток Украины оказался бы оккупированным. Россия получила бы сухопутный «коридор» к Крыму и молдавскому Приднестровью, где пророссийские сепаратисты вот уже 25 лет находятся в территориальной изоляции и стерегут склады с огромным количеством российского оружия. Но эти планы провалились, потому что США и Евросоюз оказали колоссальное давление на Путина и вынудили кремлевского «генералиссимуса» отказаться от открытой агрессии против Украины. Однако в Донбассе началась  война, которая продолжается до сих пор.

   Жертвами этой бойни стали уже 30 тысяч человек: 9 тысяч убитых и 20 тысяч раненых. Россия продолжает поддерживать сепаратистов, поставляя им оружие, боевую технику и «живую силу» в виде российских «добровольцев».
Но жизнь на Украине продолжается. И я попросил своих друзей рассказать, как живут простые украинцы после Майдана и в условиях войны с Россией.
Александр Штолько, журналист, г. Киев
Привет, Андрей!
Спрашиваешь, что изменилось после Майдана? Больше всего перемен было в 2004 году, после Помаранчевой («Оранжевой») революции. Это было очищение духа Украины. Украинцы перестали бояться. Только вот потом человек, которого вынесло на царский трон (Виктор Ющенко), побоялся делать шаги на вступление Украины в ЕС и НАТО. Почему побоялся? Потому что новый украинский лидер не хотел «злить Путина». И в 2014 году у нас случилась новая революция – Революция Достоинства. И она привела к войне с Россией, которая хотела сохранить Украину в сфере своего влияния…

   У нас идет самая настоящая война, хотя власти стыдливо называют ее «антитеррористической операцией». Люди гибнут каждый день. Уже погибли более 2500 украинских солдат.

   И лично я не понимаю, почему нынешняя власть не вводит военное положение в Донбассе. Новая власть в Киеве пытается что-то делать. Но пока получается плохо. Во-первых, всем переменам в Украине отчаянно сопротивляется «старая гвардия» — соратники бывшего президента Януковича. Во-вторых, новые власти начинают сами воевать друг с другом. Например, было создано три антикоррупционных структуры. Но вместо борьбы с коррупцией они воюют между собой. Вот недавний случай: Генеральная прокуратура Украины обвинила Национальное антикоррупционное бюро в незаконном прослушивании телефонов и провела обыски в офисе бюро. Уже через неделю спецназ Национального антикоррупционного бюро уложил носом в асфальт работников Генеральной прокуратуры…

   Еще интереснее ситуация с судьями: недели не проходит, чтобы очередного «служителя Фемиды» не взяли с поличным. Последний раз задержали судью со взяткой в 150 тысяч долларов. И… отпустили на свободу. Берут и отпускают, потому что судьи пользуются неприкосновенностью. Экономика трещит по швам.

   Рост тарифов и цен приводит украинцев в ужас. Поставщики тепла, газа и электроэнергии создали монопольные структуры, где засели сторонники бывшего президента Януковича. Киевлян просто вынуждают ставить газовые счетчики в каждую квартиру. Не хотите, будет общедомовой, от которого толку особогонет. Если мы сейчас платим за газ на троих около 100 гривен, то с квартирным счетчиком будет в районе 50. А могополистам это не выгодно..

   Но цена одного квартирного счетчика — 2400 гривен. Это чуть меньше средней зарплаты по стране. Люди просят государство о финансовой помощи. Нет, говорят власти, ставьте за свой счет.

   Независимых медиа в Украине нет: телеканалы, газеты, интернет-порталы зависят от разных олигархов. Когда смотришь новости по телевизору, то узнаешь не о самом событии, а как его оценивает владелец телеканала.

   Преступность увеличилась в разы. Старые опытные кадры после люстрации из полиции ушли, а новые кадры с ситуацией не справляются. Каждый день в стране происходят убийства, ограбления, нападения на инкассаторов, взрывы машин, рейдерский захват бизнеса. Рейдеры отнимают у граждан квартиры. Воры добрались даже до городка, где живет президент Порошенко. В субботу, на местном рынке этого городка, я слышал разговор двух местных жительниц: они обсуждали, у кого и что украли только за неделю.

   И, конечно, украинское общество очень напрягает «гибридная война» на востоке Украины. С одной стороны, власти заявляют, что Луганск и Донецк находятся под контролем террористов. С другой стороны, уголь для тепловых электростанций мы покупаем именно у этих донбасских террористов. И не только уголь идет с востока страны: из Донбасса в страну завозятся тысячи стволов огнестрельного оружия.

   По Киеву свободно разъезжают автомобили с донецкими номерами, криминальные авторитеты из так называемых «Донецкой и Луганской народных республик» арендуют в Киеве дорогое жилье, а их дети веселятся в дорогих ночных клубах Киева.

   Общее впечатление – в стране начинается хаос, и если власть не примет жесткие меры по наведению порядка, в Украине случится новая революция».

Лариса Широкина, предприниматель, г. Кривой Рог
В нашем городе для моего бизнеса (мы занимаемся фасадными работами) настали трудные времена — заказов почти нет. Единственное, что строится, это бюджетные объекты. С одной стороны, здорово, что у нас есть подряды и люди заняты. Но, с другой стороны, контролирующие органы с шеи не слезают — одна проверка идет за другой. Причем замечаешь, чем больше в Киеве ведутся разговоры об ослаблении давления на бизнес, тем больше эти контролеры свирепствуют.

   То государство требует платить работникам среднюю по региону зарплату и увеличивать отчисления единого социального взноса, то само государство не платит предприятиям за уже выполненную работу.

   Еще при Викторе Януковиче из государственного бюджета нам задолжали 2 миллиона гривен, которые до сих пор никто не отдал. Местные чиновники заявляют: не хотите работать, уходите, на ваше место есть толпа желающих. Но мы же понимаем, что без бюджетных заказов не выживем. В общем, работаем по принципу упавшей в молоко лягушки – барахтаемся из последних сил, чтобы взбить кусочек масла на хлеб.

Константин Братченко, предприниматель, г. Краматорск, Донецкая область
Мне 54 года. Я владелец и директор предприятия по ремонту оборудования в сфере энергетики и металлургии. Живу в городе Краматорск (город на востоке Украины, с апреля по июль 2014 года находился под контролем пророссийских сепаратистов). Патриот Украины.

   В 2014 году уехал из города на время оккупации. До отъезда, как и многие горожане, помогал украинским десантникам 25-й бригады. Я приезжал на своем автомобиле в район аэродрома «секретными» тропами и передавал продукты и медикаменты блокированным на аэродроме солдатам украинской армии.

   Главное при этом было — не попасть на глаза краматорским таксистам, которые сообщали номера машин террористам. За помощь украинским солдатам могли расстрелять или вспороть живот ножом. Я поддерживал Майдан и от новой власти ожидал изменений в налоговом законодательстве, борьбы с коррупцией, поддержки малого и среднего бизнеса, борьбы с олигархами. Не дождался.

   Изменилось ли что-то в головах людей после Майдана? Наверное, да. В начале революции в ноябре 2013 года моя дочь была единственной в классе, кто поддерживал Майдан. На выпускном вечере летом 2014 года уже все ее одноклассники были за Украину. Наверное, люди пересмотрели своё отношение к Украине благодаря жизни под российской оккупацией. Что изменилось в городе со времён Майдана?

   Ничего, кроме роста патриотизма и разделения горожан на украинских патриотов и пророссийски настроенных граждан. Стали ремонтировать дороги, честно проводить торги через систему «Проззоро», по слухам, перестали брать взятки. В остальном всё осталось, как раньше.

   Милиция, прокуратура, суд — все те же лица. Моему бизнесу стало тяжелее. Речь о развитии не идет, нахожусь в процессе выживания. Цены выросли многократно, многие заказчики моих услуг остались на временно оккупированной территории, владельцы предприятий боятся вкладывать деньги в ремонт и модернизацию предприятий, находящихся в нашем регионе.

   Зато уменьшился уровень уличной преступности, потому что вместе с бандой Гиркина из Краматорска и Славянска ушел весь деклассированный элемент. Но мы живем и жить будем назло врагам и войне».

   Вот такие письма, вот такие рассказы… Конечно, обманутые ожидания – это самое страшное, что может подточить изнутри любое общество и государство. Поэтому урок Украины важен для всех стран, вставших на путь независимости: трудно победить в борьбе за свободу, но еще труднее – удержать победу в своих руках.

   И только честный, открытый диалог власти с народом и ежедневная забота о процветании народа делают государство сильным, непобедимым и открывают широкую дорогу к истории успеха.

   Я верю, что украинцы своим терпением, трудом и любовью сумеют преодолеть все невзгоды. Я верю, что Украина скоро станет крупнейшим славянским государством Евросоюза. А там будем ждать и Россию… Слава Украине! Героям слава!

СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!

СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!

ПРЕЗИДЕНТ ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ КОНСТАНТИН ПЯТС: СМЕРТЬ В ПСИХУШКЕ

Эта история трагична до невозможного. Константин Пятс, первый президент Эстонской Республики, пытавшийся построить маленькое, нейтральное государство был арестован чекистами — и в итоге окончил свои дни в психиатрической больнице в Тверской области. Ирония судьбы, арестованному в 1940 году Пятсу — официальное обвинение и приговор вынесли только в 1952 году — 25 лет…

Журналист Александр Штолько считает, что у Президента Пятса была  единственная фатальная ошибка. Он говорит, что Константин Пятс, отказавшись от политического сотрудничества с Союзом участников Освободительной войны,чем обрек себя на неминуемую гибель. Все дело в том, говорит журналист, что Президент Пятс — считал людей давших отпор Советской России во время Освободительной Войны и предотвративших госпереворот в Эстонии в 1924 году — чрезвычайными радикалами.Более того, около восьмисот из них были арестованы и осуждены…За попытку госпереворота…

Хотя сам Пятс фактически совершил госпереворот и узурпировл власть в Эстонской Республике — запретив деятельность всех политпартий и прессы. И сотрудничать с ними не стал, ограничившись «процессом 149», т.  е. — осудив и пересадив самых буйных коммунистов по тюрьмам — вместо уничтожения большевицкой чумы в зародыше. За что и поплатился, когда перед Второй Мировой его вынудили согласиться на ввод РККА в Эстонию и захват власти теми же коммунистами.

В начале 90-х годов Константина Пятся в Эстонии объявили национальным героем, говорит Александр Штолько, однако потом — историк Магнус Ильмъярв, заявил, что в российских архивах найдены документы о сотрудничестве Пятся с представительством Нефтесиндиката СССР в ЭР в качестве юрисконсульта с оплатой 4.000 долларов США в год. По тем временам большие деньги…Содержание документов — предупреждение о банкротстве нескольких банков, что позволило СССР вывести свои средства и политическое положение в Эстонии.

Мало кто знает как сложилась  судьба Константина Пятса, провозгласившего Независимость Эстонской Республики далее.

Предлагаем вниманию великолепное журналистское расследование о судьбе Константина Пятса.

Константин Пятс. Источник: www.estonica.or

          
               Пациент с акцентом

В декабрь 1952-го года в психиатрическую больницу имени Литвинова в поселке Бурашево под Калинином (Тверью) поступил один немолодой пациент. Врачи и санитары заметили: руководство относится к пациенту очень уважительно. Старичка «поселили» в отдельную палату № 2, медицинскими процедурами не тревожили. По-русски пациент говорил с мягким акцентом. Было видно: человек образован и воспитан, явно отличался от остальных клиентов больницы. Когда спрашивали, кто он такой, отвечал: «Я – президент Эстонии». Всерьез эти заявления больные и сотрудники низшего звена не воспринимали: подумаешь, очередной наполеон! И «Президент» стало прозвищем. Прожил в своей палате загадочный больной недолго: в январе 1954-го года он тихо скончался. Шли годы: многих свидетелей событий уже не было в живых, но несколько человек старались не забыть, где похоронен пациент.

                  Пропавший Президент

Тайна, которую знали врачи, была предана гласности в 1988-м году, когда в Бурашево вдруг прибыла группа эстонских активистов и объявила — они ищут следы первого президента Эстонии Константина Пятса, попавшего в сороковые в жернова репрессий. Рассказали про работу в архивах и безуспешные выезды на литовские, белорусские, латвийские кладбища.

Среди пыльных больничных бумаг сразу нашлось личное дело Константина Яковлевича Пятса. По поселку прокатилась новость: старичок, умерший в клинике в пятидесятых годах, не шутил и не бредил: он действительно был президентом. Получив разрешение главы поселка, поисковики вскрывали на местном кладбище могилу за могилой. Перерыли сорок пять захоронений. Опросили лечащего врача Пятса — Ксению Гусеву и записали ее рассказ на видео.

«Да, я знала, кто он такой. Это был настоящий президент и человек, которому можно было доверять. Он очень скучал по семье, хотел перед смертью увидеть сыновей, скучал по дому: конечно, мы жалели Константина Яковлевича в его одиночестве. Когда он умер, я пошла к главврачу и сказала: «Не стало президента. И, я думаю, важно предать его тело земле достойно. Ведь, может, когда-нибудь к нам придут и спросят: как вы обращались с президентом Эстонии? Как вы его похоронили?» — рассказала она. Главврач, по словам Гусевой, с ней согласился: «Нужно сколотить гроб, найти пиджак, ботинки, выбрать место. Президента мы похороним, как положено: по-человечески».

Константин Пятс в Варшаве в 1935 году. Источник: necropole.info

Одной из свидетельниц скромных больничных похорон, Евдокии Шикановой, сейчас за девяносто, но у донской казачки, в пятидесятые — сотрудницы клиники, — очень ясная память: «Константин Яковлевич был приятный человек: спокойный, интеллигентный. Ни на что не жаловался: самый обычный пациент — и все-таки в нем было что-то аристократическое. Не мог есть из общей посуды, и у него, единственного из больных, был свой наборчик. Выглядел он очень одиноким, и мы все ему сочувствовали. Представьте, когда он попал к нам, ему было восемьдесят лет. И никакой надежды на встречу с близкими и возвращение! Даже мы понимали, что судьба его трагична: хотя и представить не могли, что такое быть президентом, а потом десятилетиями скитаться по тюрьмам и психушкам. Так он и умер одиноким».

Евдокия Шиканова помнит, как искали «скороходовские» ботинки, как выбирали место покрасивее на темном кладбище. Запомнила все приметы безымянной могилы: табличек больным не полагалось. Когда в Бурашево приехали эстонские поисковики, Евдокия Шиканова поначалу вмешиваться не стала. Потом все-таки дала совет: «Не там вы, родные, копаете. Ищите березы – слева и справа: а могила между». О тех же березах вспомнила и Ксения Гусева. Подходящий участок нашли. Обнаружилась могила. Последние вопросы сняла экспертиза ДНК. Останки быстро перевезли в Таллинн, где они были торжественно перезахоронены. Глава поселка Николай Панкратьев положил на стол партбилет и лишился должности. Где-то в высоких кабинетах сообразили: в Прибалтику повезли не просто забытого старичка, а символ эстонской государственности и независимости — и испугались последствий.

            Переворот и вход во власть

Девяностые открыли много тайн биографии Константина Пятса. В Эстонии знали его первую часть жизни, в России — вторую. Пятс был наполовину русским и к тому же православным. Он родился в 1874 году в Лифляндской губернии в небольшой деревеньке в самой обычной семье. Закончил приходскую школу, духовную семинарию и наконец юридический факультет в Тартусском университете. До личного дворянства «дотянулся», послужив в царской армии. Но духовной и юридической карьеры у Пятса не случилось:

в 1905 году, в разгар революционных событий, он, редактор маленькой местной газеты «Известия», опубликовал воззвание Петербургского Совета рабочих депутатов, за что был приговорен к казни.

До революции 1917-го он отсидел год в питерских «крестах» как революционер, в 1917 оказался за «красной» решеткой по обвинению в контрреволюционной деятельности, а прибывшие в Таллинн вслед за большевиками немцы отправили Пятса в концентрационный лагерь на территории Польши.

Именно в это время Пятс, работавший в период смуты в Комитете спасения, совершил едва ли не главное дело своей жизни. 24 февраля 1918 года, когда «красные» уже покинули Таллинн, а немцы в него еще не вошли, Пятс, назначенный премьер-министром временного правительства Эстонии, зачитал манифест о независимости страны. Сегодня эта дата — важнейший государственный праздник в прибалтийской стране.

Делегация из Твери на могиле Константина Пятса в Эстонии. Фото: burashevo.ru

С 1918 года по 1940-й Пятс занимал ключевые должности и был главной фигурой эстонской политики. Премьер-министру, государственному старейшине и национальному герою простили даже вооруженный государственный переворот, который он совершил в 1934 году, чтобы не позволить националистической Лиге ветеранов Освободительной войны (вепсам) одержать победу на выборах. Вепсы предлагали радикальный проект в духе партий Гитлера и Муссолини: но был ли поступок Константина Пятса профилактикой фашизма лии речь шла о политической борьбе, устранении конкурентов? Как бы там ни было, но самых ярых подражателей НСДАП Пятс отправил за решетку, а еще ввел чрезвычайное положение, цензуру и запретил политические партии. Парадокс налицо: основатель демократического независимого государства стал фактическим диктатором в результате переворота, да еще и жестко расправился с оппозицией. Неудивительно, что в 1938 он был избран президентом.

Многие эстонцы, в том числе инициатор поисков останков Пятса Хенн Латт, считают, что переворот оказался благом и спас Эстонию в 1934 году от фашизма. Была, впрочем, версия, что переворот поддерживали в соседних Советах. Но выяснить всю правду о взаимоотношениях Пяста с советским руководством и лично Сталиным вряд ли когда-нибудь удастся.

«Сталин защищал меня, потому что мы, когда скрывались в Финляндии, обещали помогать друг другу, если кто-то из нас окажется в беде. Спасибо Сталину, что я живу»,

— так, по словам медсестры Хильде Аудре, формулировал свою позицию Пяст в 1952 году, беседуя с ней в больнице в Ямеяле.

В личном фонде Сталина хранится фотокарточка Пятса с почтительным приветствием и поздравлением: но подобных фотографий в архиве – сотни. И от репрессий отправителей это не спасло. Есть копия секретных агентурных сведений о разговорах Пятса, подтвердить подлинность которой невозможно: и в них эстонский президент отзывается о советской власти и ее руководителях уже без всякого почтения.

В 1939-м году Президент Константин Пятс разрешил создание в Эстонии баз Красной Армии. Через несколько месяцев в республике была восстановлена советская власть (в Эстонии это называют началом оккупации). Парламент сместил Пятса, а в его загородный дом пришли сотрудники НКВД.

                      Роковые письма
Пята с семьей вывозят в Уфу. Селят в отдельную квартиру «со всеми привилегиями» и приставляют трех агентов. Эстонский журналист Пекка Эрельт, ссылаясь на копии секретных документов, пишет, что в течение нескольких месяцев Пятса выводили на откровенные разговоры и вынуждали писать подробные отчеты о его недавней деятельности.

Могила Константина Пятса в Эстонии. Источник: delfi.ee

26 июня 1941 года семью арестовывают, а заодно конфискуют все имущество. В этот же день бывшего президента допрашивают двадцать три раза. Предъявляется обвинение: «Будучи президентом Эстонии, К. Й. Пятс в период действия договора о дружбе и взаимной помощи между СССР и Эстонией проводил внешнюю политику, ориентированную на Германию, экономическое сотрудничество было направленно на укрепление военной мощи последней для нападения на Советский Союз. Будучи сосланным в административном порядке в город Уфу, проводил контрреволюционную агитацию среди своих близких».

Пятса разлучают с родными и помещают в психиатрическую больницу Казанской тюрьмы. Ему ставится диагноз: старческий психоз, в 1952-м году пожилого заключенного переводят в Чистопольскую психиатрическую больницу. Через два года вдруг в судьбе опального Президента вдруг брезжит свет: тюремное заключение признается необоснованным, пациента перевозят в психоневрологическую больницу Ямеала.

К Пятсу рвутся толпы посетителей, доходят смутные сведения о неких письмах, написанных президентом и переданных на волю — в них он призывает в борьбе за независимость, обвиняет Советский Союз в аннексии и рассказывает подробности допросов. Народная любовь становится для Пятса роковой: через десять дней его вновь сажают в машину и везут в поселок Бурашево Калининской области, на этот раз навсегда. Свидетели ареста Пяста в 1940 году вспоминали, что он вышел к сотрудникам НКВД в костюме и галстуке — вел себя сдержанно и строго.

На могиле первого президента Эстонии в Таллинне лежат цветы и проходят официальные траурные мероприятия. На заброшенном кладбище под Тверью до места первого захоронения Пятса еще нужно добраться, бредя по мокрой траве и пробираясь сквозь деревья. В Таллинне все чисто и ухожено, на западный европейский манер. На тверской первой могиле стоит православный крест, а вокруг растут кустики земляники. На соседних кладбищенских надгробьях в столице прибалтийской республики — эстонские имена. В бурашевском лесу вокруг первой могилы Пятса разбросаны сотни безымянных заросших холмиков: это пациенты психбольницы, расстрелянные и подвергнутые насильственной эвтаназии во время оккупации в 1941-м году, казненные немцами врачи и просто безвестные больные. Есть на этом кладбище и могилы медиков, которые лечили Пятса, некоторые из них уже затерялись.

                Константин Пятс, Президент Эстонской Республики

СПРАВКА

Родился в семье православного эстонца, землевладельца Якоба Пятса (1848—1909), был вторым ребёнком в семье. Мать — Ольга Туманова — русская по национальности, была удочерена семьёй городского головы Валка Разумовского. Константин Пятс был православным. Будучи офицером российской армии, получил личное дворянство.

В 1898 году окончил юридический факультет Императорского Юрьевского университета (ныне — Тартуский университет). Служил в Русской армии. Помощник адвоката Я. Поски в Ревеле. В 1901 основал в Ревеле демократическую газету «Театая» («Вестник»), затем работал в Ревельском муниципалитете (в 1904—1905 годах — городской советник, в 1905 — заместитель городского головы).

Участвовал в революции 1905 года, с 1906 года — в эмиграции в Швейцарии и Финляндии, заочно приговорён к смертной казни. В 1909 году после отмены приговора вернулся в Россию и предстал перед судом, приговорён к году лишения свободы. В 1911—1916 годах — редактор газеты «Таллинна театая». В 1916 году был мобилизован на войну, служил прапорщиком в штабе Ревельской крепости.

В 1918 году был арестован германскими властями и с июля по ноябрь находился в концентрационном лагере в Польше. Вскоре после возвращения в Эстонию стал премьер-министром и министром обороны.

Пятс несколько раз занимал пост государственного старейшины (январь 1921 — ноябрь 1922, август 1923 — март 1924, февраль 1931 — февраль 1932, ноябрь 1932 — май 1933 и октябрь 1933 — январь 1934.

12 марта 1934 года, будучи премьер-министром Эстонии в полномочиях Государственного старейшины, осуществил вместе с Йоханом Лайдонером военный государственный переворот. В результате военного переворота было установлено авторитарное правление и объявлено о состоянии чрезвычайного положения. Пятс был объявлен Государственным Протектором Эстонии (Riigihoidja). Все политические партии были запрещены, введена цензура прессы. Своими действиями Пятс не допустил победы на выборах вапсов (ветеранов Освободительной войны) — крайне правого движения, которое ориентировалось на тоталитарные режимы тогдашних Италии и Германии. В 1938 году был избран президентом.

Пятс потерял власть в июне 1940 года в процессе присоединения Эстонии к СССР. Он был арестован советскими властями и депортирован вместе с семьёй в ссылку в Уфу в конце июля 1940 года — ещё до официального присоединения государства к СССР, произошедшего 6 августа того же года. В 1942 году помещён в Казанскую тюремную психиатрическую больницу без предъявления обвинения. Только в 1952 году Пятсу объявили приговор — 25 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Личная жизнь

Был женат.

  • Старший сын Лео (1902—1988) в 1939 году бежал Финляндию, оттуда переехал в Швецию, умер бездетным.
  • Младший сын Виктор (1906—1952) умер в Бутырской тюрьме в Москве 4 марта 1952 г..
    • Дети Виктора: Энн (1936—1944) и Матти (род. 1933) были отправлены в детский дом и вскоре разлучены. Им довелось встретиться за неделю до смерти Энна от истощения. Все ныне живые потомки являются детьми Матти, который вернулся в Эстонию из России вместе с матерью в 1946 году. Его мать, Хельги-Алиса, была снова арестована в 1950 году и приговорена к 10-летнему заключению, которое отбывала в Казахстане, вернулась на родину в 1955 г.

 

 

 

ЖУРНАЛИСТ: РЕВОЛЮЦИЯ ДО И ПОСЛЕ…

Два года назад Украина вышла на Майдан. Надоело, достало. Последней каплей был пакт Путин- Янукович, когда последний отказался подписывать евроассоциацию. Страна взорвалась. В тот же вечер. Что было дальше — известно всем. И результаты хорошо известны. За два года сформированы новые кланы власти, не осужден ни один из чиновников ОПГ Януковича. И хорошо срежесированное бегство оного к Путину. Зато убиты, арестованы и некоторые уже и осуждены люди лившие кровь на Майдане и в АТО. Вика Завируха, Саша Музычко и десятки других…Дальше нецензурные выражения…

   Мы публикуем воспоминания о тех днях журналиста Александра Штолько находившегося в эпицентре событий на улице Грушевского в первый день, когда начались ожесточенные стычки между протестующими и силовиками. Просто ретроспектива событий, ничего более…
Начало…
Было это в тот самый день, когда на улице Грушевского начались столкновения протестующих с силовиками Как это было, глазами очевидца, т. е — меня.

   Насмотревшись в прямой телевизионной трансляции, что происходит на Майдане и улице Грушевского — надел жилетку «ПРЕССА» и такую же каску, любезно выданную одним из международных институтов журналистики и пошел. Возле станции метро встретил жену с доцей возвращавшихся из театра — цьомнул обеих и поехал. На баррикады…
Далее было так :
Первые впечатления после выхода из метро на станции «Майдан Независимости», а стреляют собственно где? Превратили революционный Майдан в дискотеку. Сразу возле выхода, некий народный коллектив в полном фольклорном облачении поет зажигательные народные песни. Хорошо поет — профессионально.

   А на самом Майдане ревут децибелы украинского рока. Причем, ревут так, что бы ни было, слышно взрывов и стрельбы на Грушевского. Еще и заявляют со сцены, что там – провокаторы. Вот же идиоты, думалось мне…
Народ, однако, не дурной, курсирует между «революционными объектами» — Майданом и улицей Грушевского и внимательно так наблюдает, кто «провокатор», а кто политический импотент…

   На Грушевского, что-то невероятное – газ, взрывы, крики, светошумовые гранаты. Стою в своем журналистском облачении – наблюдаю. Вдруг в нескольких метрах от меня падает светошумовая граната. Тогда Беркут их еще гайками не обматывал. Упала и лежит. Вдруг откуда-то из-за спины, некий юноша с криком – ой, граната — кидается к ней. Как я его за руку поймал, до сих пор удивляюсь. Поймал и в сторону отвернул… Взрыв пришелся нам в спины… стоим, приходим в себя. Вдруг с другой стороны еще одна… Взрыв. Потом еще один, справа,… Слава, Богу, обнялись и отвернулись. В ушах только звенит и материмся.…

   А вокруг гам, крики. Бегут куда-то люди. Смотрю в сторону стадиона «Динами» там полным ходом идет драка с «Беркутом». Самая настоящая бойня… Киев такого еще не видел. И Лайт бокс с издевательской надписью «2014. Будет весело». Его долго берегли, потом кто- то сжег.
А потом и вовсе началось – понесли первых раненых с разбитыми головами, и силовики пустили газ. Самая настоящая война. А потом, насколько я понял, началась стрельба. Очень такой характерный свист непонятно чего над головами. Нужно было видеть сотни людей присевших на корточки в центре Киева…

Некоторое время спустя

   Когда начались события в АТО, Киев заполонили переселенцы с Донбасса. Самых разных убеждений. Одни понимали, что события срежессировапны из Кремля. Их выживали оттуда в первую очередь. Кто не успевал уехать – издевались, вспарывали животы и убивали.

   Примеров масса. Никогда не забуду депутата горсовета, не дававшего сбросит флаг Украины. Ему живому вспороли живот и выкинули в реку.

   Но были среди переселенцев и откровенные пособники террористов. Иду с районного базарчика. Захожу в уличное кафе и наблюдаю эпическую картину. Сидят три особи женского пола от 30 до 60. По акценту и одежде видно, что из переселенцев. Все ничего, но разговор такой. Типа, проклятая «киевская хунта», наших мальчиков убивает. И Донецк бомбит хунта, жить нам не дает и так далее…

    Слушал я слушал и не выдержал… Говорю примерно следующее – а чего же вы сюда приперлись к «киевской хунте» — сидели бы у «своих мальчиков». Они — а нас тут кормят и поят и пенсию платят, а нам вообще все равно Путин или Украина.
Закончилось тем, что люди, сидевшие в кафе, устроили им акцию гражданского презрения. И оные особи с угрозами ретировались…

АТО: повседневная жизнь

   Оказывается, войны в Украине нет. Есть такое себе АТО… Со всеми вытекающими шестью волнами мобилизации. Уже седьмую хотят объявить, а в СМИ появилась информация, правда тут же опровергнутая о том, что мужчин до 42 лет за границу не выпустят.
При этом – срочники, т. е регулярная армия с террористами не воюют, а воюют, в основном, контрактники и добровольцы. Т. е, те, кого в советское время называли «партизаны». Они очень хорошо и качественно воюют и в АТО. Но не армия это. Это взрослые уже стареющие люди, которые в лучшем случае держали в руках АКМ году так в 1980.

   Знакомый, известный в сети как Geo и находящийся сейчас на переднем крае АТО пишет о своей жизни… Читаешь и страшно это все… Страшно это не то слово. Такие реалии … Мужик бодренько идет вдоль террикона прямо по минному полю. Табличка там есть, а ему все равно… И довольно много прошел уже…

    Мы вылетаем из укрытия и давай кричать, что бы он назад шел строго по этой тропинке. Думаем, ну, все, кранты мужику. Седой такой, с рюкзачком. А он идет себе дальше. Мы орем, кричим и стреляем в воздух. Услышал таки, старый черт… Сел и сидит. Пока мы его вернули, столько нервов потрепал… Потом уже я подбегаю к нему, а дед, кстати, довольно крепенький еще, не горбатый: — Дед, ты что, сдурел????!!! Там же мины!! Табличку видел??!!! Тебя бы сейчас на шмотья разорвало бы! -Та мне уже 80, сынки, подорвусь, так подорвусь. Мне все равно. Мне домой надо… И спокойно так, приветливо улыбается. Картина маслом «Дедушка идет по минному полю»

Мне, почему то вспомнились европейские и американские старички…

   Приехал как-то в село, а там бабулька, вся черная от пыли просеивает уголь и таскает ведрами в сарай. И сразу вспомнилась площадь в Питере, с толпами европейских и американских старичков с Никонами и Кэнонами, чистеньких и с зубами. Тогда впервые понял про пропасть между нами. Война, простите АТО — притупляет…

   У одних доходит до абсурда трусость — месяцами жили в подвалах, здоровые мужики до истерики боялись выйти на улицу, а у других — наоборот, зашкаливает безразличие.
Как-то наблюдал — во время обстрела Градами, бабульки сидят рядком на лавочке… Мужичок спрашивает у них — Вы водовозку ждете? Бабульки хором — Да. Он — А у вас «живая» очередь? Они, опять хором — Пока еще да…
Вот такая жизнь в АТО…

И напоследок

   Марии скоро будет 9 лет. Ее мечта — стать Мастером Спорта и попасть в Олимпийскую сборную 2024 года.
Ровно два года назад она написала сказочку.

Жила була в Україна Панда. Ми її прогнали.. Панда втекла до Путіна.. Путін розлютився і забрав у нас море. Тепер Панда живе у шафі Путіна…
Жила была в Украине Панда. Мы ее прогнали… Панда удрала к Путину …Путин разозлился и забрал у нас море. Теперь Панда живет в шкафу Путина …

   Картинка с «времен Панды«. Крещатик. Кафе. За окнами мороз. В дверях появляется Панда — аниматор с улицы. Все затихают.

   Одна мамочка тихонько (но все слышат) говорит своей малой 3-4 лет: «Дочка, смотри, панда» … Дочка с ходу выкрикивает: «Панду геть !!!» Народ, хохоча, сползает под столы…

   Но это не все. Мужик (Панда): «Я хорошая панда, можно мне в туалет?» Малая: «А чем докажешь?» Панда снимает голову, берет ее под мышку, выпрямляется и начинает петь «Ще не вмерла Украина«.

 

%d такие блоггеры, как: